Как сейчас живут те, кто полжизни посвятил работе на рыбной фактории?

В истории поселений беломорского побережья было много всего - и послевоенное развитие животноводства, которым не должны заниматься рыбаки, и постперестроечный развал колхозов. Как всегда, о людях думали в последнюю очередь.

В истории поселений беломорского побережья было много всего - и послевоенное развитие животноводства, которым не должны заниматься рыбаки, и постперестроечный развал колхозов. Как всегда, о людях думали в последнюю очередь.

Алексей рассказывает про факторию или, как ее еще называли в 70 -е годы, рыбпункт. Здесь обрабатывали семгу. Причем требования к качеству были очень жесткими. Срезанная жировая прослойка или снятая больше, чем надо, чешуя - все, третий сорт или брак.

Чтобы рыба не портилась, ее хранили в леднике. Это такое помещение в углублении, где стены и пол выложены большими кусками льда. Фактория давным-давно не работает, хотя спрос на рыбу есть всегда.  Александр, как и отец Алексея, свою пенсию заработал на пялицкой фактории. Сейчас живет здесь и не на шутку беспокоится за будущее.

В Пялице прекрасное место для туристической базы. Здесь, практически в горле Белого моря, богатая рыбой семужья река.

По соседству от дома Александра вместе с мужем живет Надежда. Пригласила нас на чашку кофе, кстати, дефицит в этих местах. Поначалу разговор пошел о насущном. 

Большую часть своей жизни Надежда отдала тяжелой работе на рыбоперерабатывающей фактории, сейчас на пенсию буквально выживает.

Вообще терпению этих людей и вообще жителям этих мест можно позавидовать. После войны рыбакам буквально навязали животноводство, не свойственное для поморских селений. А заготовка корма на севере - это тяжелый труд. В 60-х объединили колхозы, сократив вылов рыбы, а после перестройки и вовсе все развалили. 

Когда мы  зашли на метеостанцию позвонить в редакцию, оказалось, что таксофонных карт в Пялице нет. Здесь встретили Риту.

Рита - самый молодой сотрудник местной метеостанции. Ей 20 лет, она из-под Новосибирска. По ее словам, больше всего ей не хватает друзей. Ну и может быть еще хлеба - Рита печет его сама.

Рита после училища сама напросилась на отдаленную гидрометеостанцию. Сейчас ее программа максимум - продержаться здесь год.

Настрой Риты вселяет надежду на то, что у этих мест еще не все потеряно и когда-нибудь здесь начнется другая жизнь.

 

 

 

 

X