«Норильский никель» начинает публикацию писем, адресованных инвесторам Компании

ОАО «ГМК «Норильский никель» начинает публикацию серии писем, адресованных инвесторам Компании, в связи с последними событиями вокруг ГМК и в преддверии предстоящего внеочередного Общего собрания акционеров, которое состоится 21 октября.

ОАО «ГМК «Норильский никель» начинает публикацию серии писем, адресованных инвесторам Компании, в связи с последними событиями вокруг ГМК и в преддверии предстоящего внеочередного Общего собрания акционеров, которое состоится 21 октября.
 
Под инвесторами мы в данном случае понимаем более широкий круг лиц, нежели принято считать обычно. Это люди, которые вкладывают в Компанию не только деньги, но и свое время, труд, эмоции. Таким образом, письма адресованы всем, кому небезразлична судьба ГМК «Норильский никель» и кто заинтересован в долгосрочном и успешном развитии Компании. Это наши акционеры, работники, жители регионов присутствия, клиенты и партнеры, представители органов государственной власти и экспертного сообщества, журналисты и аналитики.
 
Необходимость публикации данных писем связана с неоднозначной информационной ситуацией вокруг ГМК «Норильский никель», когда фактическое положение дел в Компании интерпретируется всеми возможными способами, зачастую крайне негативно. Начавшаяся сразу после июньского годового Общего собрания акционеров информационная атака на руководство ГМК, по нашему мнению, преследует лишь одну цель - дискредитировать и дестабилизировать текущую работу Компании в угоду всем известной акционерной группе.
 
Речь идет не только о публичных высказываниях, но также о широкомасштабной PR-кампании черного оттенка в ряде как российских, так и международных СМИ. О ГМК зачастую пишут с использованием предвзятой информации, даже не обращаясь за комментариями в Компанию (речь идет, например, о «Новой газете», красноярском телеканале «СТС-Прима» и «Авторадио в Красноярске»). Подобного рода публикации и репортажи дают тенденциозную оценку работе менеджмента и Компании, нагнетая информационный фон в попытках взбудоражить общественное мнение на уровне регионов нашего присутствия, страны в целом и среди зарубежных целевых аудиторий. На наш взгляд, подобное поведение не просто безответственно, но наносит прямой ущерб нормальной работе и деловой репутации ГМК «Норильский никель».
 
Независимо от вышеупомянутых обстоятельств, Компания считает важным донести до общественности свою точку зрения на текущие события. Настало «время собирать камни». Действующее руководство Компании готово подвести итоги за два года своей работы и подробно ответить на вопрос «что дальше?». Ответ на него, мы надеемся, дадут наши «Семь писем инвесторам», которые Компания планирует опубликовать в течение ближайших недель, начиная с сегодняшнего дня.
 
Мы не хотим убеждать никого в собственной правоте, не собираемся выдвигать ответные обвинения, равно как и применять технологии «черного пиара», следуя примеру оппонентов. Наша цель - донести до каждого, кому небезразлична судьба Компании, каким мы видим ее прошлое, настоящее и будущее. Ваше право - делать свои выводы и задавать вопросы, на которые мы всегда готовы ответить по существу.
 
 
 
 
Мы решили начать серию писем с обсуждения темы корпоративного управления как самой дискуссионной и актуальной в сегодняшних условиях. Этот термин настолько прочно вошел в лексикон международного бизнес-сообщества, что мало кто задумывается над его смыслом. Между тем, что же такое корпоративное управление? В первоначальном и более узком значении - это система взаимоотношений между компанией и ее акционерами. В более широком смысле - это целый комплекс вопросов, касающихся взаимоотношений как с акционерами и инвесторами, так и работы органов управления (Совета директоров и Правления), организационной структуры, управленческих процессов и их эффективности. Таким образом, корпоративное управление включает в себя практически все вопросы, связанные с координацией работы компании и сферой управленческих решений. По сути, это ежедневные процессы, обеспечивающие работу организации как единого слаженного механизма и регламентирующие порядок ее взаимодействия с различными заинтересованными группами, главным образом, с акционерами. Но самое важное, что за этими процессами стоят конкретные люди, от профессионализма которых зависит эффективность работы любой компании.
 

Именно относительно эффективности работы действующей управленческой команды

ГМК «Норильский никель» в последнее время развернулась дискуссия, инициированная одним из акционеров ГМК - UC Rusal (владеет 25% пакетом акций). Представители указанной компании даже создали специальный сайт под лозунгом «спасем «Норильский никель», на котором опубликовали, среди прочего, список своих обвинений в адрес менеджмента ГМК.

 

Примечательно, что до годового Общего собрания акционеров-2010 (ГОСА) ни на заседаниях Совета директоров, ни публично вопрос об эффективности работы руководства «Норильского никеля» представителями UC Rusal не поднимался. Теперь же количество нареканий со стороны данного акционера столь велико, что возникает справедливый вопрос - почему же UC Rusal так долго «терпела» столь, по ее мнению, «неэффективную» работу менеджмента? Дать подробный ответ на него может, пожалуй, лишь сама UC Rusal. Мы же позволим себе озвучить собственную точку зрения как на эти обвинения, так и на ситуацию вокруг Компании в целом. Но сначала вспомним, с чего все началось.

 

 

2007-2010: ТРИ ГОДА АКЦИОНЕРНЫХ КОНФЛИКТОВ

За последние три года в акционерном капитале и органах управления Компании

произошли значительные изменения. С середины 90-х годов и до начала 2007 года

контролирующим ГМК «Норильский никель» акционером являлась холдинговая компания (ХК)

«Интеррос» и ее совладельцы - Владимир Потанин и Михаил Прохоров. При этом с 2001 по

2007 год М.Прохоров являлся Генеральным директором - Председателем Правления и членом Совета директоров ГМК. В Совет директоров на протяжении всего этого времени, помимо независимых директоров, входили преимущественно топ-менеджеры «Норильского никеля» и представители ХК «Интеррос». Таким образом, стратегическое и операционное управление осуществлялось в едином ключе. Все начало меняться после того, как в январе 2007 года В.Потанин и М.Прохоров официально объявили о разделе совместного бизнеса.

 

Согласно первоначальной договоренности, М.Прохоров покидал руководящий пост в Компании и продавал свой пакет акций ГМК Владимиру Потанину. Сам же М.Прохоров становился мажоритарным акционером готовящейся к выделению из «Норильского никеля» компании «Энергополюс», которую планировалось создать на базе многочисленных энергетических активов, принадлежащих ГМК (контрольный пакет в ОГК-3 и др).

 

В апреле 2007 года М.Прохоров покинул пост Генерального директора, и в том же

месяце его занял Денис Морозов, ранее работавший в должности Заместителя Генерального

директора по правовым и корпоративным вопросам. В конце мая 2007 года М.Прохоров создал собственный инвестфонд - Группу «Онэксим», в которую впоследствии должна была войти и компания «Энергополюс». В последующие месяцы целый ряд руководителей «Норильского никеля» покинул Компанию и перешел в структуры М. Прохорова. Тем не менее, большинство

топ-менеджеров продолжили свою работу уже в команде Д.Морозова.

Однако согласованная между двумя акционерами схема раздела бизнеса по известным

только им причинам претерпела изменения. Первоначальный план не был реализован, и в

ноябре 2007 года Группа «Онэксим» публично объявила о намерении продать свой пакет акций

ГМК производителю алюминия UC Rusal (основными акционерами на тот момент непубличной

компании являлись: Олег Дерипаска, Виктор Вексельберг с партнерами, швейцарская

компания Glencore). При этом с самого начала сделка анонсировалась как «первый шаг UC

Rusal на пути создания в России первой глобальной диверсифицированной горно-

металлургической компании». Условием для ее завершения являлась нереализация ХК

«Интеррос» оферты «Онэксима» о приобретении указанного пакета. Процесс переговоров

между сторонами и согласования сделки регулятивными органами занял несколько месяцев, и,

в результате, в апреле 2008 года UC Rusal стала одним из мажоритарных акционеров ГМК.

Практически сразу после этого руководство UC Rusal начало критиковать политику

управления действующего на тот момент руководства во главе с Д.Морозовым и результаты

деятельности ГМК «Норильский никель». Возможно, это было связано с намерением получить

поддержку миноритарных акционеров на предстоящем годовом собрании. Так или иначе, но на

прошедшем ГОСА-2008 UC Rusal не удалось добиться большинства мест в Совете директоров,

Председателем которого в результате был избран Владимир Потанин, а Генеральным

директором Компании назначен Сергей Батехин, занимавший на тот момент пост заместителя

Генерального директора ХК Интеррос. Подобный итог, очевидно, не устроил UC Rusal, что

привело к борьбе за влияние в Компании, сопровождающейся широкомасштабной

информационной войной. В период с конца июня до начала августа Компанию вновь покинуло

значительное число сотрудников, и на этот раз уже почти все топ-менеджеры, работавшие до

этого с М.Прохоровым и Д.Морозовым. Таким образом, «Норильский никель», по сути, лишился

единой управленческой команды и переживал нелегкие времена. В этой ситуации в Компанию

на пост Генерального директора - Председателя Правления был приглашен Владимир

Стржалковский, который в то время возглавлял Федеральное агентство по туризму, а ранее

занимал пост заместителя Министра экономического развития и торговли РФ.

 

 

UC Rusal восприняла назначение В.Стржалковского крайне негативно, объясняя свою

реакцию тем, что оно было инициировано В.Потаниным, а также «отсутствием» у нового

Генерального директора «опыта работы в горно-металлургической отрасли». По мнению

алюминиевой компании, его следовало считать аффилированным с ХК «Интеррос» лицом.

Однако два года работы В.Стржалковского в качестве Генерального директора ГМК

демонстрируют его способность к принятию взвешенных решений, а его действия вряд ли

можно назвать выгодными исключительно одному из акционеров, принимая во внимание

результаты развития Компании за последние два года.

Сегодня в своих заявлениях UC Rusal вспоминает ряд сделок, которые, по ее мнению,

доказывают факт аффилированности В.Стржалковского с ХК «Интеррос». Речь идет о сделках

по выкупу ГМК собственных акций, доверительному управлению, приобретению компанией

ОГК-3 ряда активов по завышенным, по мнению UC Rusal, ценам, а также «льготном

кредитовании» структур ХК «Интеррос» за счет средств Компании.

UC Rusal возлагает ответственность за эти сделки на действующий топ-менеджмент и

лично на Генерального директора ГМК. На наш взгляд, эти обвинения не имеют под собой

почвы ввиду того, что ни Генеральный директор, ни действующий топ-менеджмент в указанное

время не участвовали в принятии решений по данным сделкам. Почти все они находились в

компетенции Совета директоров ГМК, в который на тот момент В. Стржалковский еще не

входил (это произошло позднее - в декабре 2008 года). Кроме того, одна из этих сделок

(кредитование ХК «Интеррос») была совершена еще до его прихода в ГМК.

Очевидно, что налицо попытка консолидировать максимум неоднозначных эпизодов из

истории Компании и возложить ответственность за них на отдельного человека.

В.Стржалковский, газета Ведомости, август 2009 года

Я пришел в компанию, не испытывающую особых проблем. Но буквально через две-три недели

после назначения начался кризис - и все изменилось. Мы столкнулись с резким снижением цен на

производимые металлы. У компании за благоприятные годы сформировался ощутимый долг,

который отдавать и обслуживать стала новая команда. При этом, как ни странно, в «Норникеле»

был слабый финансово-экономический блок. Это касалось как работы с банками, так и

эффективности размещения денежных средств компании. Иностранные активы, приобретением

которых так гордились, были абсолютно неуправляемы, головной офис их не контролировал, а

руководство этих компаний постоянно требовало денег - все больше и больше. Траты головного

офиса на непрофильные активы, рекламу, страхование были также непомерно велики. В хорошие

времена некоторые из этих проблем, возможно, не так бросались бы в глаза - можно было бы и

деньги тратить, и покупать что-нибудь ненужное.

В.Стржалковский, газета Коммерсантъ, февраль 2009 года

- Зачем осенью ОГК-3 потратила значительную часть средств, предназначенных на

инвестпрограмму, на приобретение акций "Норникеля", доли в Plug Power, ООО "Т-Инвест" и бумаг

"РУСИА Петролеум"? <...>

- Это было самостоятельное решение руководства ОГК-3. Они не советовались с руководством

"Норникеля"

- Но вы как оценили это решение? В конце концов, у "Норникеля" как основного акционера ОГК-3

всегда есть возможность повлиять на компанию, хотя бы наказать виноватых.

- Я думаю, что это не самые эффективные сделки.

- Связано ли с данными сделками увольнение гендиректора ОГК-3 Игоря Попова?

- Я был крайне неудовлетворен работой генерального директора ОГК-3, поэтому инициировал

собрание акционеров, где был избран новый совет директоров <...>.

 

В то же время, активная позиция и непосредственное участие Генерального директора в

разрешении конфликта акционеров 2008 года обусловили не только возможность проведения

конструктивного диалога, но и заключение «мирового соглашения» между ХК «Интеррос» и UC

Rusal. В ноябре 2008 года В.Потанин и О.Дерипаска на совместной пресс-конференции

объявили о согласовании единых принципов управления в отношении Компании.

Два бесконфликтных месяца позволили «Норильскому никелю» сконцентрироваться на

ключевых задачах - сохранении объемов производства и реализации продукции, а также на

недопущении сокращения персонала и возникновения социальной напряженности в регионах

присутствия. В кризисное время это было бы катастрофой. 26 декабря 2008 года на ВОСА с

учетом указанных договоренностей был сформирован новый состав Совета директоров, в

который вошли по четыре представителя от каждого акционера, Генеральный директор

Владимир Стржалковский и четыре независимых директора. Без значительных изменений в

составе Совет директоров проработал под председательством Александра Волошина вплоть

до ГОСА-2010. В течение всего этого времени происходило становление новой управленческой

команды ГМК. При этом, акционеры не принимали активного участия в операционном

управлении Компанией, доверив его менеджменту. Исключением стало назначение Первым

заместителем Генерального директора ГМК по производству Валерия Матвиенко, ранее

работавшего в UC Rusal. Как объясняли акционеры, данное назначение было одним из условий

«мирового соглашения».

Завершение конфликта, безусловно, стало позитивным фактором как для внутренней

обстановки в Компании, так и для роста ее рыночной стоимости. Постепенно стала улучшаться

конъюнктура цен на металлы, руководство провело глубокий анализ затрат, ужесточило

финансовую дисциплину и контроль за выполнением производственных планов. В результате,

2008-2009 годы прошли для «Норильского никеля» без потрясений. Благодаря эффективным

переговорам В.Стржалковского с Правительством РФ в условиях кризиса были временно

отменены пошлины на никель и катодную медь, что позволило Компании сохранить все

социальные программы и выполнить свои обязательства в данной сфере. В итоге, результаты

работы менеджмента в кризисном 2009 году были единогласно признаны Советом директоров

положительными.

К сожалению, период стабильности продлился недолго. По мере улучшения ценовой

конъюнктуры в конце 2009 года возобновились активные попытки вмешательства в

операционное управление Компанией со стороны UC Rusal, возможно, ввиду ее непростого

финансового положения (в тот период алюминиевая компания проводила реструктуризацию

своего многомиллиардного долга).

При обсуждении ряда ключевых вопросов в конце 2009 года-первой половине 2010 года

проявились различия в подходах UC Rusal и менеджмента ГМК к управлению Компанией.

Главным образом это нашло свое отражение в сфере финансов (утверждение Бюджета-2010,

дивидендная политика).

Менеджмент исходил из того, что неопределенность на рынках металлов никуда не

исчезла и волатильность цен оставалась по-прежнему высокой. Кроме того, на фоне кризиса

необходимо было сохранить все социальные программы и обязательства, поддержать регионы

присутствия, что обусловило жесткую финансовую дисциплину, взвешенный подход к

дивидендным выплатам и рациональную расстановку приоритетов. Одновременно

руководство ГМК настаивало на необходимости более интенсивного инвестирования в

развитие производственных мощностей и ресурсной базы, чтобы Компания сохранила свои

конкурентные преимущества и лидирующие позиции на рынке.

В то же время UC Rusal призывала увеличить доходную часть (т.е. заложить в Бюджет-

2010 более высокие прогнозные среднегодовые цены на металлы), сократив при этом

расходную часть (инвестпрограмму и социальные обязательства). В мае 2010 года на

заседании Совета директоров UC Rusal потребовала выплатить дивиденды в размере 115% от

чистой прибыли ГМК за 2009 год.

 

Менеджмент ГМК посчитал такой объем выплат обременительным для Компании и

предложил Совету директоров одобрить дивиденды в размере 50% от чистой прибыли ГМК

(1,325 млрд. долларов), что более чем в два раза превышало средний объем выплат,

предусмотренный дивидендной политикой Компании (20-25%). Руководство ГМК посчитало

такое решение взвешенным, учитывая, что годом ранее дивиденды акционерам не

выплачивались по причине кризиса. В результате, большинство членов Совета директоров,

включая независимых директоров, поддержали данное предложение. Тем не менее, UC Rusal

посчитала объем выплат недостаточным, очевидно, ввиду того, что, по информации из

открытых источников, ее кредитные обязательства на тот момент составляли около 13 млрд.

долларов.

Принимая во внимание широко распространенное мнение о единообразии позиций ХК

«Интеррос», менеджмента ГМК, равно как и значительной части миноритарных акционеров,

можно сделать вывод о том, что не менеджмент и ХК «Интеррос» «играют в одной команде», а

UC Rusal занимает настолько отличную от большинства акционеров позицию, что это не может

не приводить к вышеупомянутым противоречиям.

В.Стржалковский, газета Коммерсант, июль 2010 года

- У всех акционеров не бывает одинаковых взглядов и планов. Планы и действия

каждого из них обусловлены той ситуацией, которая складывается у него лично и в

принадлежащей ему компании. Конечно, менеджмент заинтересован, чтобы акционеры

были всегда сыты, довольны, добры и без долговых проблем. Но в жизни так

складывается не всегда. То положение, в котором оказались некоторые акционеры, так

или иначе подталкивает их к тем или иным действиям. А это, в свою очередь, может

входить в противоречие с интересами других акционеров. Корень именно в этом.

Остальные элементы - это сопутствующий фон. Когда есть разные взгляды, любой

щелчок, любой кивок головой воспринимается как подвох.

ГОСА-2010, ИЛИ «ЯЩИК ПАНДОРЫ»

Итоги ГОСА-2010 стали сюрпризом не только для многочисленных наблюдателей, но и

для всех без исключения его участников. С одной стороны, июньское годовое Общее собрание

акционеров ГМК уже вошло в историю российского бизнеса под эпитетом «скандальное», с

другой - отличилось несколькими положительными, на наш взгляд, моментами. Во-первых,

высокий процент явки на ГОСА свидетельствует о том, что миноритарные акционеры готовы

активно участвовать в судьбе Компании. Во-вторых, исключительно благодаря активности,

сплоченности и поддержке миноритарных акционеров Компании в Совет директоров вошли

два независимых директора Джерард Холден и Брэд Миллс. И, наконец, в-третьих, результаты

ГОСА позволили менеджменту непосредственно участвовать в работе Совета директоров, как

это происходит во многих крупнейших горно-металлургических компаниях мира, таких как Anglo

American, Rio Tinto, Xstrata, и ряде других.

Очевидно, что непосредственное участие представителей менеджмента в работе

Совета директоров позволяет рассматривать вопросы, входящие в компетенцию этого органа

управления, более детально и взвешенно благодаря их высокой осведомленности и

вовлеченности в повседневную работу Компании.

Несмотря на это, итоги ГОСА-2010 вызвали резко негативную реакцию и оценку со

стороны UC Rusal, от которой в Совет директоров вошло три человека при том, что

представители ХК «Интеррос» заняли четыре кресла.

 

Также в Совет директоров были избраны три независимых директора и три топ-

менеджера ГМК, включая Генерального директора. Однако в его состав не вошел

номинированный UC Rusal А.Волошин, бессменно возглавлявший Совет ГМК с декабря 2008

года. Алюминиевая компания в заявлении, распространенном сразу после ГОСА, фактически

обвинила ГМК «Норильский никель» и ее менеджмент в «манипуляциях акциями ГМК,

принадлежащими Компании». В частности, представители UC Rusal заявляли, что

«менеджмент компании перевел квази-казначейские акции на оффшорные компании» и

«провел в Совет директоров менеджеров ГМК, подконтрольных и подотчетных Генеральному

директору «Норильского никеля». В результате, по их мнению, это повлияло на исход

голосования и привело к «нарушению паритета между акционерами «Норильского никеля».

В ответ на это Компания публично заявила, что никогда не скрывала наличия у ее

дочерних структур голосующих акций (более 8% уставного капитала ГМК). История их

возникновения хорошо известна рынку: так, половина из них сформировалась по итогам

договора с АКБ «Росбанк» о доверительном управлении (cм. пресс-релиз сентября 2008 года -

http://nornik.ru/press/news/2325/), вторая половина - после завершения обратного выкупа акций

зимой 2009 года (cм. пресс-релиз февраля 2009 года -http://nornik.ru/press/news/2369/) и

впоследствии была переведена на «дочки» ГМК в соответствии с решением Совета директоров

(cм. пресс-релиз мая 2009 года - http://nornik.ru/press/news/2386/), о чем UC Rusal была,

безусловно, осведомлена. Более того, эти акции уже принимали участие в голосовании, на

ГОСА в июне 2009 года, что также является известным фактом. При этом с точки зрения

процедуры распределения голосов не имеет значения, на каких именно юридических

структурах находятся указанные пакеты - от этого их общий размер не меняется, а потому

остается непонятным обвинение UC Rusal в «манипуляциях» данными акциями. Наконец,

утверждение UC Rusal о том, что менеджмент голосовал ими «против Александра Волошина»,

является юридически некорректным, поскольку кумулятивное голосование исключает такую

возможность (можно голосовать только «за» кого-либо из кандидатов).

Позднее «список обвинений» UC Rusal в адрес менеджмента был существенно

расширен. Так, ее представители публично заявили о «грубых нарушениях» закона, якобы

имевших место в ходе ГОСА, в связи с чем обратились в Федеральную службу по финансовым

рынкам с просьбой провести его проверку. По словам UC Rusal, эти «нарушения» касались

кворума собрания, а также голосования по одной из сделок с заинтересованностью.

А.Волошин, председательствовавший на собрании, отказался подписывать протокол ГОСА по

тем же причинам (в августе 2010 года он все же поставил свою подпись под документом,

сославшись на «интересы миноритарных акционеров»).

В свою очередь, Компания направила А.Волошину письмо с подробными

разъяснениями по данным вопросам, которые заслуживают отдельного внимания.

Как писал в своем письме А.Волошин (адресовано 02.07.2010г. Секретарю ГМК

«Норильский никель» О.В. Сурикову и Генеральному директору ГМК «Норильский никель» В.И.

Стржалковскому), ссылаясь на пункт 20 Положения ГМК об Общем собрании акционеров,

«кворум на собрании объявляется один раз после проведения регистрации и действует в

течение всего собрания». При этом, по его словам, данные по кворуму на момент начала и

завершения собрания не совпадают: «Когда же в представленных документах дело доходит до

результатов голосования по вопросам повестки дня, то выясняется, что участвовавшие в

собрании лица обладали примерно 92,85% размещенных голосующих акций общества.

Причем присутствовавшие на собрании акционеры не были об этом проинформированы».

Такой же позиции в отношении кворума придерживалась и UC Rusal.

Компания же в своем ответном письме поясняла, что, действительно, в соответствии с

указанным Положением кворум определяется один раз после окончания регистрации

акционеров и не может быть изменен впоследствии. Вместе с тем, согласно п.4.9 Положения

«О дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания

 

акционеров» регистрация акционеров заканчивается не ранее завершения обсуждения

последнего вопроса повестки дня ГОСА. Разница в цифрах, о которой упоминал в своем письме

А.С.Волошин, объясняется тем, что регистратор, исполняющий функции Счетной комиссии,

обязан на момент начала ГОСА объявить текущий кворум, чтобы собрание могло считаться

открытым в соответствии с требованиями законодательства. В случае, если кворум на момент

начала собрания составляет менее 50% голосующих акций, то его проведение откладывается

на два часа. К моменту начала ГОСА ГМК (15.00 мск) число зарегистрировавшихся акционеров

составило 75,7%, о чем было объявлено, и собрание было открыто. В соответствии с

действующим законодательством регистрация участников ГОСА продолжалась все время до

завершения обсуждения последнего вопроса повестки дня, то есть еще примерно 1,5 часа, и, в

итоге, общее число зарегистрировавшихся акционеров составило 92,85%. При этом по закону

ни Компания, ни регистратор, ни представители Счетной комиссии не обязаны информировать

собрание о вновь прибывающих на ГОСА акционерах. Более того, Регламент проведения

ГОСА, утвержденный единогласно Советом директоров (в том числе его Председателем),

также этого не предусматривал.

Таким образом, мы считаем, что порядок проведения ГОСА и, в частности, определения

кворума, прошел в строгом соответствии с нормами российского права и внутренних

документов ГМК «Норильский никель» (Федеральный закон «Об акционерных обществах»

№208-ФЗ от 26.12.95г., Положение «О дополнительных требованиях к порядку подготовки,

созыва и проведения Общего собрания акционеров» (утверждено постановлением ФКЦБ от

31.05.2002г. №17/пс), Устав ГМК «Норильский никель» (редакция №6, утвержденная Решением

годового Общего собрания акционеров, протокол от 03.07.09г.), Положение об Общем

собрании акционеров ГМК «Норильский никель» (утверждено решением Общего собрания

акционеров, протокол от 12.01.07г.).

Второе замечание А.Волошина касалось того, что UC Rusal была исключена из списка

голосования по вопросу заключения сделки с заинтересованностью с компанией ЗАО

«НОРМЕТИМПЭКС», в то время как компании, входящие в структуру ХК «Интеррос», из него

исключены не были, что по мнению Председателя собрания, нарушило принцип

незаинтересованности.

В то же время, в соответствии с положениями действующего законодательства

заинтересованными лицами признаются владельцы 20% и более акций юридического лица,

являющегося стороной по сделке (ст.81 ФЗ «Об акционерных обществах»). Такие акционеры

должны довести до сведения Совета директоров информацию о юридических лицах, в которых

они самостоятельно или совместно со своими аффилированными лицами владеют подобным

пакетом акций (ст.82 ФЗ «Об акционерных обществах»). Иными словами, акционеры должны

самостоятельно накануне ГОСА сообщать о своей заинтересованности Компании, которая, в

свою очередь, передает эти данные Регистратору. На основании полученных данных и

Реестра, Регистратор исключает заинтересованных лиц из списка голосования. Исходя из

имеющейся информации (по данным реестра акционеров ГМК с учетом раскрытия

номинальных держателей по состоянию на 21 мая 2010 года), Компания уведомила

Регистратора о заинтересованности по данному вопросу повестки дня компании ООО «ОК

РУСАЛ Управление инвестициями» (дочерняя компания UC Rusal, владеющая 25%-пакетом

акций ГМК). Информация юридического характера о других заинтересованных лицах и

компаниях у ГМК на дату проведения ГОСА отсутствовала. Соответственно, и в этом случае

Компания действовала строго в рамках российского законодательства.

В сложившейся ситуации руководство «Норильского никеля» посчитало необходимым

обратиться в ФСФР для получения объективной оценки проведения ГОСА. К проверке

оказалась также привлечена Генпрокуратура РФ, которая уже направила ее результаты

Президенту РФ. В то же время ФСФР еще не подвела итоги проверки, и Компания не

располагает информацией о том, когда они будут опубликованы.

 

Тем не менее, несмотря на отсутствие заключения со стороны компетентных органов, а

также сколь бы то ни было серьезной аргументации, UC Rusal продолжает безапелляционную

критику деятельности менеджмента ГМК. Представители алюминиевой компании на

протяжении более чем двух месяцев убеждают общественность в том, что именно руководство

ГМК «виновно» в том, что в Совет директоров «Норильского никеля» вошли только три ее

представителя.

Между тем, так ли это на самом деле? Как выяснилось спустя некоторое время после

проведения ГОСА, UC Rusal голосовала своим 25% пакетом акций ГМК за пятерых кандидатов.

Ее представители официально сообщали, что разделили пакет между ними поровну, отдав

«чуть больше» за А.Волошина и О.Дерипаску. Почему же тогда в Совет директоров вошло

только три человека от UC Rusal? На наш взгляд, несложные арифметические расчеты

позволяют сделать вполне однозначный вывод. С учетом существующей «расстановки сил»

акционеров, общей численности Совета директоров и объявленного на начало собрания

кворума UC Rusal могла гарантированно рассчитывать на избрание не более четырех своих

представителей. Более того, в соответствии с вышеупомянутым «мировым соглашением»

между мажоритарными акционерами, UC Rusal и должна была голосовать за четырех своих

кандидатов.

В.Стржалковский, газета Коммерсант, июль 2010 года

- Но "Русал" считает, что таким образом его ввели в заблуждение относительно

кворума, в результате чего компания не смогла провести в совет всех своих кандидатов.

- Давайте разберемся. У "Русала" 25% акций "Норникеля" - это четвертая часть всей

эмиссии. Если 13 мест в совете поделить на четыре, получается, что своим пакетом

акционер мог провести в совет 3,25 человека. Это если по справедливости. При

неполной явке "Русал" теоретически мог получить и четыре места, если бы ему удалось

провести больше 3,5 человека. Соответственно, пять человек Дерипаска

гарантировано мог провести только при явке меньше 65%. На момент начала собрания

кворум составлял 75,7%, что уже делало невозможным проведение пятерых человек.

На наш взгляд, это ключевой момент в обсуждаемой истории. Мы осмелимся

предположить, что у UC Rusal также было четкое понимание, что войти в Совет директоров

смогут максимум четыре ее представителя. Однако в результате «распыления» собственных

голосов по причине их заведомо неоправданного распределения между пятью кандидатами, в

Совет директоров в результате были избраны только три топ-менеджера UC Rusal:

О.Дерипаска, М.Соков и В.Соловьев. При этом в него не вошли А.Волошин и Дмитрий Разумов,

Генеральный директор Группы «Онэксим», которых UC Rusal, по информации из открытых

источников, обязана была провести в Совет директоров ГМК. По-видимому, представители

алюминиевой компании в попытках каким-либо образом объяснить их неизбрание предпочли

обвинить в случившемся руководство Компании.

Последующие события всем известны - UC Rusal инициировала созыв внеочередного

Общего собрания акционеров 21 октября с целью переизбрания Совета директоров в новом,

более выгодном для себя составе и навязала общественности дискуссию о «неэффективной»

работе руководства ГМК, призывая к его смене.

Не явились ли результаты ГОСА-2010 исключительно удобным поводом для того, чтобы

UC Rusal могла, наконец, вернуться к своим первоначальным планам и усилить влияние на

стратегическое и операционное управление «Норильским никелем»?

 

 

Продолжение следует...

Архив новостей

Новости наших партнёров

X