Никому не нужная селёдка: рыбаки из Кузреки ловят рыбу тоннами и мечтают о покупателях

Рыба есть, а покупателей нет. Рыбаки из Терского района могут ловить беломорскую селедку десятками тонн, а сдавать ее некуда. Наши журналисты съездили в поморскую деревню Кузрека и пообщались с местными предпринимателями. Главные их беды - бюрократические трудности и жадность перекупщиков. Репортаж Натальи Алексеенко и Сергея Расюка.

Рыба есть, а покупателей нет. Рыбаки из Терского района могут ловить беломорскую селедку десятками тонн, а сдавать ее некуда. Наши журналисты съездили в поморскую деревню Кузрека и пообщались с местными предпринимателями. Главные их беды - бюрократические трудности и жадность перекупщиков. Репортаж Натальи Алексеенко и Сергея Расюка.

Кузрека - небольшая деревенька в 30 километрах от Умбы. Местами здесь антицивилизация, центрального электричества нет, сотовой связи вообще нет.

Живет в Кузреке рыбак по имени Андрей Буянов. Вот уже почти четверть века он ловит неводом беломорскую селедку. У него в аренде прибрежная зона - 600 метров вдоль берега, и уходит участок на 300 метров в море. Рыбы много, а продавать ее некому. Даже в прошлом году бизнес шел куда лучше, чем в этом.

Андрей Буянов, рыбак: «Перекупщики ушли с рынка из-за новых законов. Нужна система «Меркурий». Нужны кассовые аппараты. У нас же здесь электроэнергии нет, интернета нет, телефон берег через раз, точку надо искать. И все это способствует сокращению рыбаков и добычи».

Ловить неводом - труд тяжелый. Это сейчас жаркое лето. Часто бывает непогода. Андрей работает вместе с помощником, хотя, говорит, с такими объемами, как сейчас, справился бы и один. Лишние расходы ни к чему. Нужно и сети ремонтировать, и карбасы в порядок приводить, чтобы рыбачить безопасно.

Беломорская сельдь - рассуждает рыбак Буянов - в промышленных масштабах особо никому не нужна. Чтобы хоть как-то рыбу пристроить, квоты отдали ипэшникам.

Перекупщики берут селедку по 15 рублей за кило, потом в магазинах на нее накручивают цену в несколько раз. В разрешении у Буянова 5 неводов, а держит он всего два. Хватает. Главный принцип ловли таким старинным способом - чем чаще сети проверяешь, тем больше рыбы поймаешь.

Андрей Буянов признается, как ни странно самыми лучшими годы для промысла на Белом море были девяностые.

Андрей Буянов, рыбак: «Был порядок, покупателей было немерено, торговали этой селедкой везде и все, кто хотел. А сейчас это все закрылось. Вот эти лихие девяностые для нас были самые хорошие года. а потом пошли кучи бумаг, мешки документов. И начался бардак».

Наш собеседник оптимизма не теряет - говорит, даже если станет совсем тяжело, один невод он все равно себе оставит, потому что без рыбалки никак. И без селедки никак. Любит ее в любом виде. Вот и пса Грея мясом не корми - дай вяленый селедочный хвост.

По соседству с Андреем Буяновым - Николай Кожин. Рыбачит почти 30 лет. Проблемы те же. Улов есть. Покупателей нет.

Николай Кожин, рыбак: «В этом году можно было тонн 30-40 рыбы свободно сдать. Рыбы полные неводы стояли. Ее просто штормами выбросило, выкинуло и все. А сдали всего около 10 тонн. Нашли покупателя уже в самом конце. 10-12 лет очень тяжело с реализацией рыбы. Как выходите из ситуации? Находишь, крутишься сам, туда-сюда, торговые сети. Если подножку не подставят еще товарищи по бизнесу».

В прошлые года в Терском районе селедку добывали 40 рыбаков-предпринимателей, теперь осталось максимум 10. В Кузреке всего двое - герои нашего сюжета. Правда, сейчас тянуть сельдяные неводы на Белом море - это, скорее, уже не выгодный бизнес, а образ жизни. Если все делать по закону, ощутимого дохода рыбалка не приносит, но и любимое ремесло не бросишь.

Архив новостей

Новости наших партнёров

X