Работа на высоте и в прямом и в переносном смысле. Машинист крана Светлана Усманова - о боязни высоты и грамотных жестах

Боятся-ли крановщики высоты и отчего рядом с краном не надо беспорядочно махать руками?

Боятся-ли крановщики высоты и отчего рядом с краном не надо беспорядочно махать руками? На эти вопросы знает ответ машинист крана Светлана Усманова. Она работает в цехе электролиза никеля Кольской ГМК. За работой на высоте - и в прямом, и в переносном смысле - наблюдали Пётр Широбоков и Сергей Расюк.

Светлана Усманова, машинист крана: «Электролизная ванна, здесь наращивают никель. Готовый никель мы выгружаем в стеллажи, а они завешивают основу».

Машинист крана Светлана Усманова родом из Мончегорска. Училась в 14 школе, а профессию крановщика получила в профессиональном училище, сейчас это мончегорский профессиональный лицей №5. Впервые пришла в цех электролиза никеля КГМК в 1992 году на практику.

Светлана Усманова, машинист крана: «Можно сказать, что я потомственный машинист крана, у меня здесь мама работала и крановщиком и её сестра, тетя моя родная. Сначала я искала себя в других профессиях, но мама убедила, что здесь лучше. И я пришла сюда. Это были девяностые, трудные года и здесь был стабильный заработок и, наверно, в связи с этим».

Главная задача машиниста любого крана - безопасное перемещение груза. Над ваннами перемещаются краны специального назначения, а под самым потолком цеха - сразу и не заметишь - еще и мостовые.

Светлана Усманова, машинист крана: «На каждой площадке своя работа. На ваннах тоже своя работа. Если я работаю на спецкране, то это никель, скрап, поддоны, бадьи… Если я работаю на мостовом кране, значит это другой груз - аноды, поддоны со скрапом».

Каждая операция требует согласованных действий нескольких специалистов: крановщика, электролизника, стропальщика. Коллектив в этой работе, по мнению Светланы Усмановой, занимает самое основное место. Поэтому в бригаде всегда стараются сохранять рабочую атмосферу.

Основой общения и понимания служит знаковая сигнализация. Конечно, все команды стропальщики дублируют голосом, но в шумном пролёте жестам отводится самая заметная роль. Знаковая «азбука» прописана в инструкции любого, кто взаимодействует с краном и при переаттестации в билетах всегда есть вопросы, посвящённые этой теме.

Светлана Усманова, машинист крана: «Подъём груза, например, это ладонь к верху. Стоп. Передвинуть мост - это прямая рука и ладонь направлена по движению моста, куда надо передвинуть. То есть, это может быть правая рука, левая рука, смотря куда надо передвинуть. Работа крановщика зависит от работы электролизников или стропальщиков. Так же их работа. У нас всё сопряжено, мы друг без друга не можем. Мы ничего не сделаем друг без друга, ни они - ни мы».

Для самого машиниста крана очень важны скорость реакции, зрение и слух. А вот боязнь высоты, если она есть, со временем притупляется - с улыбкой вспоминает Светлана свой первый выход на рабочее место.

Светлана Усманова, машинист крана: «Я вспоминаю очень часто свой первый день, когда я пришла на практику, и мне надо было с моим наставником подниматься на мостовой кран. Я упиралась и говорила, что я туда не пойду, и в жизни там работать не буду. Тем не менее, мостовые краны теперь самые любимые. Кабина закрытая, ты сидишь, за контроллеры держишься, то есть страх пропадает».

Управлять краном не сложнее, чем водить машину - говорит Светлана. Кстати, права автомобилиста у Светланы Усмановой тоже есть. Но, признается она, главное в её жизни - любима работа и семья: муж, который, к слову, работает в этом же цехе, и маленький ребёнок. Они для неё - и забота, и счастье.

Архив новостей

Новости наших партнёров

X