Мурманск
"
-2 °C

Кардинальные правила безопасности в Кольской ГМК: повод для дискуссии или неукоснительные требования?

11.03.2024, 14:00
15

В компании действуют шесть кардинальных правил безопасности труда. Разбираемся, зачем они нужны, что грозит за их нарушение, и можно ли идти на компромисс, когда дело касается жизни и здоровья человека.

Одна из главных целей компании — нулевой травматизм. О том, как его добиться, Kn51 узнал у тех, кто выполняет требования охраны труда и тех, кто за этим следит.

Шесть правил

Всего в Норникеле шесть кардинальных правил. Согласно им, сотрудникам запрещается:

—  работать на высоте без использования страховочной привязи.

—  производить работы в выработках с незакрепленной и/или необобранной кровлей.

—  выполнять погрузочно-разгрузочные работы, работы по перемещению груза при нахождении людей в опасной близости.

— ремонтировать и обслуживать действующее оборудование без его отключения от коммуникаций, установки блокировки источников энергии.

— проводить работы в электроустановках и на электрооборудовании, находящихся под напряжением.

— подвозить людей на транспортных средствах, не предназначенных для этих целей.

За пренебрежение любым из этих правил сотруднику Кольской ГМК грозит увольнение, а представителю подрядной организации — аннулирование пропуска на промплощадку. Нарушители больше никогда не смогут работать не только в Кольской ГМК, но и на других предприятиях группы компаний «Норникель».

С начала 2024 года из-за несоблюдения требований кардинальных правил девять работников подрядных организаций навсегда покинули территорию КГМК. Мог ли быть другой исход? Возможно. Так считает руководитель проектов подрядной компании «Ленмонтаж» Игорь Марков.

Психологическое состояние

Игорь Марков с КГМК знаком давно: трудится на ее объектах уже семь лет. Один из его главных проектов на данный момент — строительство электрофильтров в комплексе системы газоочистки отделения пылеулавливания рафинировочного цеха.

— Всего на разных проектах в КГМК работает более 200 человек из нашей организации. В июне 2022 года в компании были введены шесть кардинальных правил. Мы понимаем, что они написаны кровью, и чтобы сформулировать их был проведен мощный анализ, — поделился с Kn51 Игорь Марков.

В компании «Ленмонтаж» регулярно проводят инструктажи по промышленной безопасности, организуют опросы, плановые проверки, а также напоминают правила техники безопасности. У каждого сотрудника в кармане находится брошюра с шестью правилами, а объекты тематической визуализации можно заметить в местах скопления работников. Цель у этого одна — сделать труд безопасным.

— Есть правила, которые знают все. Каждый знает, но людей много, у всех свои проблемы. Человек может нарушить, но нарушить несознательно, просто отвлечься, — считает Игорь Марков. — Со специалистами департамента промышленной безопасности КГМК мы работаем постоянно, но в последнее время у нас нет диалога, обратной связи. А ведь нужно обсуждать, почему человек именно так поступил, почему нарушил, раз правило знает.  Психологическое состояние ведь тоже очень важно.

Не хватает диалога

Игорь Марков считает, что в большинстве своем производственники КГМК в цехах ежедневно выполняют одну и ту же работу. Их действия отточены до автоматизма. В то же время подрядчики реализуют уникальные проекты, им приходится подстраиваться под условия местности, правила компании, осваивать технологии и постоянно изучать новую информацию.

— Ты нарушил, ты уходишь за забор. А анализа, почему это произошло, нет, разъяснений нет. Никакой работник сферы охраны труда ничего не изменит, если сам человек не захочет сохранить свою жизнь. Нужно с сотрудниками вести диалог, объяснять, напоминать о последствиях, о семье. В общем, работать в этом направлении, — подчеркнул руководитель проектов компании «Ленмонтаж».

Игорь Марков отмечает, в его коллективе сейчас 15 инженерно-технических работников, включая трех инженеров по охране труда, которые постоянно работают с поведением коллег на промплощадке. И приводит примеры, когда ситуация кажется неоднозначной.

— Стоит контейнер на платформе, ее высота 1,3 метра. Мы можем ходить по этой платформе. Все нормально. Высота контейнера 80 сантиметров, и ходить по нему уже нельзя – высота получается более 2 метров (к категории работ на высоте относятся работы, выполняемые на высоте 1,8 метра и выше, — ред.). При том, что поверхность ровная, очищенная, и рабочий с опытом. Но все: нарушил, человека убираем. Обсуждения нет, — рассказывает Игорь Марков.

Или другая ситуация, она произошла при восстановлении опалубки.

— Два бригадира пошли восстанавливать опалубку на высоте 2,10 метра. Люди с огромным опытом, не просто рабочие. Не пристегнулись. Удалены, — делится Игорь Марков. — Есть же аварийно-спасательная служба, которая тоже работы на высоте проводит. И у нас люди такого же уровня, с огромным опытом, они знают, как действовать. Понятно, когда человек на отметке 14 метров прошелся, не пристегнувшись. Тут опасность, вопросов нет.

По мнению Игоря Маркова, не каждое нарушение требует разъяснений и диалогов. Иногда компромисс просто невозможен, но есть спорные моменты, которые можно и нужно обсуждать.

— Хотелось бы в таких случаях собирать комиссию и давать сторонам высказаться, а не в одностороннем порядке все решать. Не ведя диалога, нулевого травматизма никогда не достигнуть, — уверен представитель компании «Ленмонтаж». — Мы по всей России работаем, строили инфраструктуру под первую в мире плавучую атомную электростанцию. Везде есть инженеры по охране труда, есть свои нюансы, даже по 11 правил бывает. Но все равно везде ведется диалог. В других компаниях мы могли обсуждать ситуации, риски, их критичность, и решение об увольнении могло поменяться.

Работа в связке

Безусловно, подрядные организации и сами следят за порядком внутри коллектива. Для этого в штат вводятся соответствующие специалисты. Инженер по охране труда и промбезопасности компании «СВ контроль» Дмитрий Чичкин рассказывает, что его главная задача — сохранение жизни и здоровья работников.

— Мы работаем в тесном взаимодействии с сотрудниками департамента промышленной безопасности КГМК, проводим комплекс мероприятий по минимизации случаев травматизма. Вместе мы совершаем обходы, следим за ходом производства работ. И, как говорится, одна голова хорошо, а две лучше, — рассказал Kn51 Дмитрий Чичкин. — У работников иногда «замыливается» глаз, и они могут немного нарушить некоторые требования, так что мы следим, чтобы таких моментов не было.

В части кардинальных правилах Дмитрий Чичкин категоричен:

— Это неукоснительные требования нашего заказчика — Кольской ГМК. Мы в полном объеме соблюдаем данные правила. Если появляется серьезное нарушение, мы согласны с тем, что человека лишают пропуска. Закон суров, но это закон. Если же проступок не такой существенный, оценив риски, мы принимаем решение уже на месте вместе с департаментом промышленной безопасности.

Дмитрий Чичкин рассказал, что был в командировке в Белгородской области, и требования там, на его взгляд, гораздо жестче:

— Там помимо своих штатных сотрудников есть аудит — наемные специалисты по охране труда. Проверки постоянно идут, и за тобой всегда пара глаз смотрит.

Видеонаблюдение он тоже считает хорошим инструментом контроля. Если человек ответственно относится к работе, ему бояться нечего.

— Мы же не занимаемся какими-то личными делами, мы осуществляем рабочий процесс, и контроль за ним — немаловажный фактор в обеспечении безопасности, — считает представитель компании «СВ контроль». — Если нарушил что-то — приглашают посмотреть. Это не голословно. Можно даже не привлечь к ответственности, а просто показать на небольшое нарушение, объяснить на примере, как правильно. Так поймешь гораздо быстрее.

Работники компании «Химсталькон-Инжиниринг» в КГМК занимаются строительством теплообменника и контактного аппарата. Специалист в области охраны труда Глеб Шамайкин подтверждает — требования вполне справедливы, и «Норникель» не создает работникам дискомфорта:

— За время работы здесь я еще ни разу не видел несправедливости. Работа выстроена нормально. Если работник ошибся немного, мы выносим предупреждение, обсуждаем все, приходим к общему решению. Если нарушение грубое — это все.

 По словам Глеба Шамайкина, в части ведения диалога с КГМК у компании «Химсталькон-Инжиниринг» все налажено.

— Коллег из КГМК всегда можно попросить подсказать что-то, потому что глаз «замыливается». Позвонил, пригласил их, мы посмотрели полностью площадку. Если действительно есть риск какой-то нанести травму сотруднику, то они порекомендуют, как сделать по-другому. У нас цель одна — сделать труд безопаснее. Они видят со своей стороны, мы — со своей. И учитываем разные мнения, чтобы предотвратить несчастный случай, — поделился Глеб Шамайкин.

Разговор поможет предотвратить нарушение, но не исправить  

Представители Кольской ГМК отмечают, что диалог с подрядчиками ведется. При этом обсуждение и разъяснение — меры профилактики нарушений. После проступка послаблений быть не может.

В этом уверен менеджер группы по капитальному строительству КГМК Александр Крашенинников. В его обязанности входит контроль за соблюдением подрядными организациями требований охраны труда, а также промышленной и пожарной безопасности при выполнении работ на объектах КГМК.

— Диалог постоянно ведется, мы постоянно находимся на объектах, разговариваем с работниками, проводим выборочный опрос на знание кардинальных правил. Мы передали множество плакатов, памяток с напоминаниями требований. Они развешены по всем структурным подразделениям, на всех строительных площадкам. У каждого сотрудника своя памятка в кармане должна лежать. Запомнить и соблюдать шесть кардинальных правил — это несложно, — считает Александр Крашенинников.

Шесть правил написаны кровью, нарушение любого из них может повлечь за собой травму или смерть. За пренебрежение — только одна мера.

— Нарушитель для нас — это потенциальный пострадавший. Я лучше этого человека отправлю за территорию и, возможно, сохраню ему здоровье или жизнь. Говорят: «Вы же его без работы оставляете. Как он будет семью кормить?». А когда он нарушает кардинальные правила, лезет на высоту, в электроустановку под напряжением, он думает о своей семье? В большинстве своем кардинальные правила нарушаются осознанно: работник прекрасно знает, что так делать нельзя, но делает.

Жизнь — главная ценность

Александр Крашенинников считает, что подрядные организации, которые хотят работать на территории КГМК, должны быть готовы соблюдать действующие требования охраны труда. В противном случае им лучше подыскать другое место.

— После проведения тендерной процедуры, определения контрагента, который будет оказывать услуги, разрабатывается проект организации работ, в котором указывается, что конкретно необходимо выполнить и кому. Здесь есть разграничение ответственности в области охраны труда и промбезопасности, как со стороны заказчика — КГМК, так и со стороны подрядной организации. Определяются конкретные мероприятия, которые должны быть выполнены, — пояснил Александр Крашенинников.

Когда подрядная организация заходит на объект, ее сотрудники проходят вводный инструктаж и обязательное тестирование на знание стандартов, знакомятся с планами по локализации и ликвидации аварий, схемами передвижения по территории и расположением объектов. Только после этого сотрудники получают допуск к работам.

— От работников требуется минимум: выполнять шесть кардинальных правил и основные требования по охране труда. Тем более, это все делается для их собственной безопасности, — говорит менеджер группы по капитальному строительству КГМК. — Я в компании давно, до КГМК работал в Норильске. Раньше кардинальные правила каждое подразделение разрабатывало себе само. Их могло быть 27. Компания всего шесть основных оставила. Наша цель — прийти к нулевому травматизму. Если мы победим эти нарушения, у нас будет гораздо меньше проблем.

За одно нарушение кардинального правила подрядная организация обязана выплатить штраф в размере 500 тысяч рублей. Помимо серьезных ошибок, существуют также небольшие нарушения. В этом случае подрядчик обязуется провести мероприятия, чтобы таких ситуаций больше не допускать.

— Для нас, как для работников службы охраны труда, ценность составляет сотрудник, его здоровье, его жизнь, — добавил Александр Крашенинников.

Следить за порядком помогает видеонаблюдение

Ежедневно сотрудники КГМК проверяют соблюдение требований на строительных объектах. Обход проходит только в присутствии представителей подрядных организаций — специалистов в области охраны труда, мастеров или даже директоров. Это помогает засвидетельствовать нарушения сразу двум сторонам и избежать споров в будущем.

Еще один способ проверки — просмотр видеозаписей с камер.

— Когда люди видят специалиста по охране труда, стараются все требования выполнять. А когда его нет — могут позволить вольность. Вот и решили мы применить такой инструмент, как просмотр видеофайлов. Просматриваем их выборочно два раза в неделю, — поделился Александр Крашенинников.

Если камера зафиксировала несерьезное нарушение — выписывают предписания и проводят разъяснительные беседы. Если дело касается кардинальных правил — увольнение или аннулирование пропуска. При этом допустившего ошибку сотрудника приглашают просмотреть видеозапись и наглядно объясняют, что пошло не так.

Камерами оснащены основные производства, а фиксировать нарушения на строительных объектах помогают системы видеонаблюдения, расположенные на соседних зданиях.

Фото из архива Kn51 и Елизаветы НИКОЛАЕВОЙ