Дуэль в центре Мурманска

Пушкин - это наше все! В Мурманске нашлись люди, которые усомнились в этом. Они заявили: Пушкин - сукин сын, картежник, дуэлянт и бабник. За такие слова пушкинисты вызвали крамольников на дуэль.

Пушкин - это наше все! В Мурманске нашлись люди, которые усомнились в этом. Они заявили: Пушкин - сукин сын, картежник, дуэлянт и бабник. За такие слова пушкинисты вызвали крамольников на дуэль.

 

Она состоялась в воскресный полдень у подножия памятника Кириллу и Мефодию. Секундантами в этой дуэли выступили журналисты телекомпании ТВ-21 Мария Фрейман и Сергей Юдков. А организаторами литературной стычки выступили наша телекомпания и мурманская областная научная библиотека.

Воскресенье. Декабрь. Пушкин с меховыми бакенбардами провозглашает: « Хвалу и клевету приемлю равнодушно». В бархатной коробке - пистолеты. Еще минута и начнется дуэль.

Мурманский поэт Дмитрий Коржов в роли Дантеса. Заявляет, не таким уже и безгрешным было солнце русской поэзии. И на солнце пятна есть, да какие! Пушкин проиграл в карты свое имение, оставил семью - жену и 4-ех детей без средств к существованию. Сам император Николай Павлович гасил его долги.

А кроме того, по версии антипушкинистов, Александр Сергеевич был еще и трусом: прогулял восстание декабристов - заяц, видите ли, ему перебежал дорогу, плохая, дескать, примета. И весьма самодовольным человеком - памятник себе воздвиг нерукотворный.

Впрочем, у поэта нашлись защитники: стеной за Пушкина встали женщины-сотрудницы научной библиотеки и учителя литературы. Они применили против своих соперников серьезное оружие - латынь.

Мороз крепчал, спор разгорался. Еще немного и бутафорские пистолеты начнут стрелять.

Милая девушка Наташа, мурманская школьница, вступилась за свою теску - супругу Пушкина Наталью Гончарову. Заявила, поэт сильно ее обижал, бесконечно изменял.

Противники Пушкина не отступают, требуют реабилитировать Дантеса. Говорят, стрелял он не в великого поэта, а в мужчину. Да и сам Александр Сергеевич был задира еще тот. 27 раз стрелялся, посягал на жизнь, а это смертный грех и уголовное преступление.

Сказав опрометчиво, что творчества Пушкина никто уж и не помнит, защитники Дантеса допустили промашку. Не на тех напали. Среди свидетелей дуэли нашлось немало, кто знает наизусть и Евгения Онегина и Каменного гостя. Стихи Александра Сергеевича звучали и на норвежском.

Главному дуэлянту Дмитрию Коржову ничего не оставалось делать, как только условно застрелится из собственного же пистолета. И признать поражение. Но в итоге все закончилось мирно: дуэлянты распили бутылочку шампанского и вспомнили, что в 19-ом веке именно так, примирением сторон, заканчивались почти все дуэли.

 

X