Ни жива ни мертва...

34,5 тысячи рублей. Такова по решению суда сумма ущерба по одному из самых громких в Мурманске медицинских дел - дела Светланы Фиминой, которая уже почти пять лет в коме, из которой она никогда не выйдет. Подробнее об этой запутанной и трагичной истории расскажет Александр Самохвалов.

34,5 тысячи рублей. Такова по решению суда сумма ущерба по одному из самых громких в Мурманске медицинских дел - дела Светланы Фиминой, которая уже почти пять лет в коме, из которой она никогда не выйдет. Подробнее об этой запутанной и трагичной истории расскажет Александр Самохвалов.
 
 
Все началось 25 октября 2003 года здесь, в частной клинике «Панацея». Светлана Фимина пришла сюда, чтобы сделать несложную операцию. Врач должен был взять на анализ микрочастицу ткани печени. Операцию проводили без анестезиолога. Светлане вместо 2- процентного ввели 10-процентный раствор лидокаина.
 
Меньше чем через полтора часа после того, как Светлана пришла в клинику, у нее остановилось сердце. Врачи «Скорой» и дежуривший в клинике реаниматолог вывели пациентку из состояния клинической смерти, потом перевезли ее в больницу «Севрыба». Но было поздно - участки коры головного мозга погибли.
 
С тех пор Светлана не жива и не мертва - ее состояние врачи называют хроническим бессознательным. Что, кроме боли от разрастающейся в мышцах костной ткани, за этой гранью чувствует человек, не знает никто...
 
Врачи, испытав все мыслимые и немыслимые способы, пришли к выводу, что восстановить функции мозга невозможно. Константин давно перевез гражданскую жену в столицу. Оплачивает и квартиру и врачей. За все время он потратил на врачей и медикаменты более пяти миллионов рублей. А еще постоянно ходил в суд, словно на работу, добиваясь справедливого наказания врача Елены Ковтунович..
 
То, что клиническая смерть и отмирание коры головного мозга вызвано тяжелым отравлением лидокоином, доказано ведущими специалистами в области судебной медицинской экспертизы. Виновной врача Кольской ЦРБ Елену Ковтунович признал и суд. Приговорил к 8 месяцам лишения свободы, но в колонии женщина не провела ни дня. Срок давности истек. Под эту же статью попадает запрет на ведение врачебной деятельности сроком на три года, и он тоже истек. Сейчас Елена Ковтунович продолжает лечить людей. Не получилось наказать врача, загубившего жизнь, и рублем. Вместо почти четырех миллионов рублей предъявленного иска она заплатит только 34 с половиной тысячи.
 
Константин Исаков, любящий муж, пусть и гражданский, боролся до последнего. Не сдается и сейчас. У него есть 10 дней, чтобы подать апелляцию. По его словам, дело не в деньгах. Удивление и страх у него вызывает то, как сложно, а порой и просто невозможно в одиночку добиться справедливости в нашем с вами правовом государстве.
 

Архив новостей

X