В Мурманске погорелец не может получить нормальное жилье

Сколько еще таких людей живут рядом с нами, доведенных до отчаяния черствостью властей - они пишут жалобы обивают пороги всевозможных инстанций. И нет никакой гарантии что однажды они не перейдут последнюю черту . Сергей Юдков продолжит тему.

Сколько еще таких людей живут рядом с нами, доведенных до отчаяния черствостью властей - они пишут жалобы обивают пороги всевозможных инстанций. И нет никакой гарантии что однажды они не перейдут последнюю черту . Сергей Юдков продолжит тему.

Жилстрой. Новосельская 46. 10 марта этого года. Десять утра. Деревянный двухэтажный барак горит открытым пламенем. Людей спешно эвакуируют.

В тот день, когда случился пожар Сергей Перминов был на суточном дежурстве - он работает в колонии на Угольках. О том, что горел его дом, узнал из наших новостей. Вернувшись домой, увидел полную разруху - крыши почти нет, всюду гарь и вода.

Жить в этом доме и раньше-то было невозможно - стены в трещинах, от сырости везде грибок, а сейчас подавно - соседней квартиры нет, все двери рабухли, запах гари. Но электричество есть - брошен временный кабель. Более того, батареи теплые, в одну едиственную квартиру проведены новые трубы.
Сергей говорит: «А не проще и не дешевле было бы дать мне другую квартиру, а полусгоревший дом просто снести?»

Пока же ему приходится доказывать, что жить в таких условиях нельзя. И платить за ненавязчивые коммунальные услуги.

900 рублей за отопление, 270 за содержание жилья,  9 рублей за воду. Вода на улице, в постоянно замерзшей колонке, туалет типа сортир тоже на улице, мусор - в дурнопахнущую выгребную яму. Вот и все услуги.

Хотя Сергею чиновники уже дважды предлагали новое жилье - одну комнату в общежитии или ещё одну в 6-комнатной коммуналке. Примерно в таком же убогом состоянии. Менять шило на мыло Сергей не стал.

В действиях чиновников Сергей Перминов видит умысел. Дом на Новосельской 46, в котором он прожил 29 лет, ожидая новой квартиры, именно в этом году должен быть расселен.

Если он согласится переехать в общежитие сейчас, не получит ничего никогда. Потому Сергей живет в своей полусгоревшей квартире, исправно платит за нее, обивает пороги чиновников, а когда уходит на работу - забивает разбухшую от воды дверь гвоздями, чтоб оставшиеся вещи жилстроевские бомжи не растащили.

Архив новостей

X