Я крокодил, крокожу и буду крокодить!

Это - негласный девиз читателей журнала «Крокодил». 4 июня 1922 года он впервые увидел свет виде приложения к «Рабочей газете». Отмечаем день рождения в научной библиотеке и вспоминаем любопытные факты.

Это - негласный девиз читателей журнала «Крокодил». 4 июня 1922 года он впервые увидел свет виде приложения к «Рабочей газете». Отмечаем день рождения в научной библиотеке и вспоминаем любопытные факты.
С вилами в красном прикиде - символ издания больше похож на чертёнка. Его цель, как обозначил поэт Демьян Бедный, добираться до всякой гнилости. В начале 20-го века гнилость имелась ввиду политическая, позже - самая обыкновенная. Та, которой навалом во все времена.
 
С «Крокодилом» Марина Салькова дружит с детства. К ней он приходил на дом по цене 20 копеек за экземпляр. Журнал читали, передавали соседям. В ларьки «Союзпечати» за ним выстраивались очереди.
В современном киоске прилавок завален килограммами разноцветной макулатуры. Советский гражданин, наверное, сошёл бы с ума - такое чтиво ему и не снилось. Но гражданину России подавай старого «Крокодила». Ему не нужен - юмор. Ему нужна - сатира.
Тираж «Крокодила» был 6,5 миллионов. При этом в нём печатались опальные писатели, такие, как Василий Аксёнов. Правда, чтобы обмануть цензуру, редакторы давали уничижительные оценки. Но тот, кто умел читать между строк - всё понимал правильно.
 
Его придумали, как оплот. А он посеял зёрна свободомыслия. Авторами разоблачительных рубрик становились читатели. Вот вам - корявое «169», вот - «Бреволюция», и в довесок - «Пионер фасованный».
Народ хотел шутить на родных языках. И за это ему платили. Издание учреждало 10 премий. Каждая в размере двойной средней зарплаты.
Сейчас журнал как-будто исчез. Его нет в рознице, нет в подписном каталоге почты. И только в Интернете всё ещё можно найти следы кусачей рептилии.

Архив новостей

X