Почему так быстро появляется ржавчина на машинах «АвтоВАЗа»?

В советские годы поселок Дальние Зеленцы снискал себе славу мекки Заполярной научной мысли. На благо отечества трудились не меньше четырехсот специалистов. Здесь работал Мурманский морской биологический институт. Сейчас от былого размаха осталась одна биостанция.

В советские годы поселок Дальние Зеленцы снискал себе славу мекки Заполярной научной мысли. На благо отечества трудились не меньше четырехсот специалистов. Здесь работал Мурманский морской биологический институт. Сейчас от былого размаха осталась одна биостанция.

В девяностых люди потянулись на большую землю. Так постоянных жителей осталось не больше двадцати человек. Любовь Березина - одна из не многих оставшихся в поселке. Она начальник Северной коррозионной станции Московского института физической химии и электрохимии. Любовь Березина изучает воздействие агрессивной среды на металлы и различные соединения.

История Дальних Зеленцов - ее жизнь. Кажется, она помнит жителей каждого брошенного дома.

Это все в прошлом. Настоящее - работа на станции. 43 года Любовь Березина помогает найти эффективную защиту от коррозии.

В советские времена от заказов с опытными образцами отбоя не было. В этом году только Московский институт авиационных материалов дал работу.

Сейчас многие компании делают ставку на специальные камеры, способные создавать погодные условия. Страны-лидеры по изучению коррозии - США и Швеция - таким опытам не верят. Понять их можно.

Северная коррозионная станция - единственная, которая работает за Полярным кругом. Сейчас опытных стендов с образцами всего семнадцать. Хранит Любовь Березина и заказы, от которых уже отказались. Например, «АвтоВАЗа». Образцы прислали еще в 85 году и... забыли.

На станции Любовь Березина и за начальника, и за химика, и за метеоролога. Одной справляться тяжело. Но замены из Москвы не шлют. На край земли ехать никто не хочет, а на месте специалиста не найти. Бросить такое драгоценное хозяйство жалко.

Архив новостей

X