Место, где нет весны, крыша Хибин - плато Расвумчорр

Сегодня мы это утро встретим в Хибинах. Если бы сквозь эту гору можно было проделать туннель, что уже через несколько минут мы бы очутились в месте, претендующим на звание одного из 7 чудес на краю света. Но поскольку такого туннеля не существует, пойдем длинным путем.

Сегодня мы это утро встретим в Хибинах. Если бы сквозь эту гору можно было проделать туннель, что уже через несколько минут мы бы очутились в месте, претендующим на звание одного из 7 чудес на краю света. Но поскольку такого туннеля не существует, пойдем длинным путем.
 
По бетонной дороге едут на работу горняки, они-то и прозвали небольшую площадку с водопадом - "тещин язык". Отсюда до плато Расвумчорр еще пара километров по бетонке.
 
По крутому серпантину поднимаются только полноприводные машины. Бетонную дорогу строили еще военные, плиты клали такой толщины, что их за 45 лет не смогли разбить даже гиганты-БЕЛАЗы. На высоте 1050 метров мы наконец подъезжаем к руднику - здесь только песок, камни и никогда не тающий снег. Вот оно - плато Расвумчорр!
 
Это самая высокая точка на Кольском полуострове, где работают люди. Здесь почти всегда температура ниже нуля, почти всегда туман и дна карьера даже не видно. Если дней в году 365, то, говорят, на плато 366 из них - пасмурные. И лишь сегодня, когда мы снимаем малую Антарктиду, выглянуло солнце. Все в том же БЕЛАЗе мы спускаемся по кольцам рудника «Центральный». Максимальная скорость движения 20 к/ч, и дорога кажется вечной. Горняки, чтобы добраться до места работы, выезжают из дома в 5 утра - тогда ровно в 9 они заступают на смену.
 
Олег Куратов - водитель БЕЛАЗа. Как капитан на мостике, он ведет тяжелую машину по маршруту. Сегодня видимость хорошая, а бывает такое, что отвоевываешь каждый метр дороги.
 
По малой Антарктиде, как говорят горняки, они ведут американские «Катерпиллеры» и русские БЕЛАЗы к гигантам-экскаваторам, по сравнению с ними даже грузовики кажутся маленькими. Управляют такими махинами только самые опытные сотрудники, не меньше 10 лет учившиеся на машиниста.
Тридцать лет назад, захотев романтики, Александр Дударев приехал на Север из Средней Азии. Вместе с другом пошел работать на комбинат. Долго привыкал к полярному дню, еще дольше - к полярной ночи. Но остался - и всем сердцем полюбил нашу малую Антарктиду.
 
Мурманские барды, как их единомышленники со всей России, грезят Хибинами. Их воспел сам Юрий Визбор. Знаменитый журналист и бард часто приезжал на плато Расвумчорр, снимал о нем фильм, дружил с горняками.
 
И сейчас любители песен под гитару мечтают, чтобы к плато Расвумчорр можно было проехать без карданов. Хоть раз в году поднявшись по извилистому серпантину в горы, спеть о крыше Хибин, о малой Антарктиде, о тех, кто работает в этом суровом месте на краю света.
 

Архив новостей

Новости наших партнёров

X