Если б молодость знала, какие татуировки не делать

<p><strong>Проклятие Голландца или свастика против карьеры? Наш земляк, солист Мариинского театра, знаменитый бас-баритон Евгений Никитин оказался в центре скандала</strong></p>

Проклятие Голландца или свастика против карьеры? Наш земляк, солист Мариинского театра, знаменитый бас-баритон Евгений Никитин оказался в центре скандала. За несколько дней до старта музыкального фестиваля в немецком Байройте, Евгения вынудили отказаться от главной партии в опере «Летучий голандец» из-за татуировки.

Обладатель яркого голоса, колоритной внешности и неоспоримого таланта, Евгений Никитин — один из лидеров современной русской оперной сцены. Валерий Гергиев называет его одним из своих любимых солистов. Солистом Мариинского Евгений стал в 1997 году, с тех пор как вагнеровский певец он выступал на крупнейших сценах мира.

Дебют в Байройте в постановке «Летучего голландца» под управлением Жана Филиппа Глогера ожидался поклонниками Никитина с особым нетерпением — за всю историю этого фестиваля ни один русский певец не «дотянул» до байройтского уровня. Но... камнем на пути к успеху стала свастика на груди певца.

Немецким журналистам Евгений рассказал, что злополучная татуировка была сделана во времена бурной рокерской молодости. Позже Евгений, жалея о содеянном, закрыл ее другой татуировкой.

Режиссер Жан Филипп Глогер, который в большой степени принимал решение об отстранении Никитина от роли, во всех интервью говорил о том, что цель его постановок "заставить людей более внимательно и бережно относиться друг к другу". Он же отзывался о Евгении как о "мощном человеке с разновекторной биографией". Именно в силу этой биографии с ним особенно интересно работать над ролью Голандца. Ведь Голландец — по замыслу Вагнера - в некоторой степени воплощение зла, которому дается редкий шанс на преображение. Русскому Голандцу такого шанса не дали.

Столь щепетильное отношение организаторов Байройтского фестиваля к любым проявлениям нацистской идеологии объясняется, вероятно, неоднозначной репутацией его отца-основателя Рихарда Вагнера. Спектакли до сих пор идут все в том же зале, где сидел не только Вагнер, но и Гитлер, и вся нацистская верхушка. Фестивалю до сих пор сложно "отмыться" и очень не хочется допустить даже малейшего намека на причастность к нацистским идеям. Но то, что ради этой цели молодого певца вынуждают отказаться от главной роли - вызывает сомнения в том, что за политкорректностью существует признание гуманистических ценностей.

X