Натуральная скульптура

<p>Кто из птичьего пера, медвежьей шкуры или рыбий чешуи может сделать настоящее произведение искусства? На это способны люди очень редкой профессии - таксидермисты. Один из них живёт в Никеле. Бывший горняк находит мертвых животных и дает им вторую жизнь. Из необычной мастерской репортаж наших корреспондентов Максима Попова и Дмитрия Дубова.</p>

Кто из птичьего пера, медвежьей шкуры или рыбий чешуи может сделать настоящее произведение искусства? На это способны люди очень редкой профессии - таксидермисты. Один из них живёт в Никеле. Бывший горняк находит мертвых животных и дает им вторую жизнь. Из необычной мастерской репортаж наших корреспондентов Максима Попова и Дмитрия Дубова.

Таксидермисты страшно обижаются, когда их называют чучельниками. В их среде это ругательное слово в адрес тех, кто вместо произведений искусства делает огородные пугала. Никельчанин Владимир Логанов - один из немногих в нашей стране, кто занимается таксидермией профессионально. Более тридцати лет он воскрешает погибших животных, в основном, для друзей и знакомых. Чучела начал делать еще в молодости, когда работал на руднике «Каула Катсельваара» Кольской ГМК.

Владимир Логанов, таксидермист: «Я 22 года отработал в шахте. Все профессии у меня - начиная от забойщика и заканчивая взрывником. Работал на открытом руднике, взрывал там. Потом мне 46 лет исполнилось, и я подумал, пора своим делом заняться. Пенсии хватает мне и начал вплотную заниматься чучелами». 

Принято считать, что первыми таксидермистами были неандертальцы, которые опытным путем научились искусству выделки и хранения шкур животных. Позднее, когда охота из насущной необходимости превратилась в популярное хобби, таксидермия (от греч. tаxis - устройство и dеrma - кожа) стала профессией. Она позволяет воссоздавать образы животных не только для личных коллекций охотников, но и для научных целей. Говорят, что одним из первых русских таксидермистов был Петр I, который самолично сделал чучело своей любимой собаки Лизетты.

Алесей Большаков, научный сотрудник Мурманского краеведческого музея: «В первую очередь это конечно наглядность. Посмотреть картинки, посмотреть фотографию - одно дело. Совсем другое дело смотреть на чучело. Особенно, если оно хорошо сделано, то можно оценить объем животного. В природе это животное потом будет определить легче. Ну и, конечно же, образовательная цель в музеи. Различные сценки мы водим по ним экскурсии. Можем проследить пищевую цепочку и т. д. В основном - это, конечно, наглядность и образование». 

На счету никельского мастера Владимира Логанова без малого пятьсот моделей животных. Одних только медведей разных возрастов насчитал восемнадцать. Самые популярные заказы - чучела глухарей, сов, оленей и лосей. Самые необычные - крокодил, нерпа и акула. Владимир Николаевич не раз устраивал персональные выставки. Его работы можно увидеть как в музеях, так и в частных коллекциях. Свой первый удачный опыт он не забудет никогда. Говорит, когда понял, что наконец-то получилось, даже спать стал спокойно.

Владимир Логанов, таксидермист: «Самая первая работа моя была - это ворон черный попался. Я как-то приболел, пришлось лечь в больницу. И ворон сел на высоковольтный провод, его током поразило. И взял вот этого ворона. Потихонечку, опыт уже был. Самое главное для меня было - это голову сделать. Не мог никак я голову сделать. Его вывернешь, а обратно уже никак. Вот череп обработанный и все. Вот самый первый - это был ворон».

Таксидермии в России пока не учат. На всю страну найдется не больше десятка мастеров высшего пилотажа. Как правило, это бывшие охотники, которые, попробовав раз, решили посвятить этому занятию всю жизнь. Профессия требует не только художественного вкуса, но и колоссального усердия. Для того, чтобы создать точную копию животного, надо обладать отличным знанием зоологии и химии. Чем меньше размеры животного, тем сложнее сделать из него модель - это практически ювелирная работа.

Владимир Логанов: «Самое главное - правильно выделать шкуру. Аккуратненько, не порвать, чтобы меньше разрывов было. Каждое животное, вот если пушной зверь, то там можно допускать большие разрезы, но их все равно придется сшивать, пушной зверь, если крупный там волк, росомаха, медведь. А вот у косули шерсть короткая, так что очень сложно сделать было».

На Западе, особенно в США, быть таксидермистом - почетно и прибыльно. Одно чучело может стоить несколько десятков, а то и сотен тысяч долларов. Заказы на изготовление моделей поступают американцам со всех концов света. Есть специальные магазины, которые торгуют пластиковыми комплектующими и химическими реактивами. Владимир Николаевич же работает по старинке. Каркасы для чучел животных мастерит из дерева или проволоки, здесь главное правильно выдержать профиль. Для обработки шкур использует мышьяковистый натрий и двухлористую ртуть, которую еще называют сулемой. Один из самых кропотливых этапов работы - сшивка изделия.

Владимир Логанов: «Я медведя сшиваю три-четыре дня. И надо все время поддерживать, чтобы температура была и чтобы шкура была во влажном состоянии, иначе потом его очень тяжело модулировать бывает». 

Владимир Николаевич называет себя лесным человеком, потому что вдохновение для своей работы ищет именно на природе. Часами гуляет по тундре, а иногда даже ночует под кустом. В прошлом заядлый охотник, сегодня он не убивает животных, даже ружье с собой не берет. Говорит, с природой надо быть всегда на равных. В свободное время Владимир Логанов очень любит общаться с детьми. Несколько раз специально для ребят из Никеля организовывал выставки и викторины по природоведению.

Владимир Логанов: «Кстати говоря, они очень критичные. Они вопросы задавали такие, что я иногда приходилось выкручиваться. Допустим, такой вопрос: «Владимир Николаевич, а животных вы сами убиваете?».

Еще одно увлечение Владимира Логинова - создание деревянных фигур. Во время длительных прогулок по лесу он обязательно находит что-то интересное, будь то причудливое корневища или загадочно вывернутый ствол. Из них, при помощи специальной техники - корнепластики, он мастерит подставки, вазы и просто декоративные статуэтки для дома.

Владимир Логанов: «Бывает и так, что надоедает чучелами заниматься, ну изготовлять чучела, я на дерево перехожу. Отдыхаю с деревом и потихонечку мысли, какие-то фантазии появляются». 

Сегодня Владимира Логинова переполняют творческие идеи. Одна из последних задумок - сделать чучело древнего животного, некогда обитавшего на нашей планете.

Владимир Логанов: «Я как-то вычитал, что один парень-таксидермист прославился тем, что брал кости от животного, от разных животных и собрал не динозавра, а маленького такого летающего ящера. Вот он собрал и прославился. А я подумал, вот в принципе у меня все есть, но мне скелет надо посмотреть. Вот думаю в ближайшем будущем сделаю такого же». 

После работы Владимир Николаевич на пороге своей мастерской часто кормит голубей. В этот момент он как бы переключается с мертвых животных на живых. В очередной раз пытается уловить повадки птиц, которые доставляют ему истинное удовольствие.

Архив новостей

Новости наших партнёров

X