Невидимая жизнь

<p><strong style="text-align: justify;">Мы продолжаем цикл сюжетов &laquo;В темноте&raquo;.&nbsp;О том, как зимуют маленькие посёлки Мурманской области</strong></p>

 

 

Мы продолжаем цикл сюжетов «В темноте». О том, как зимуют маленькие посёлки Мурманской области. Как течёт неспешная жизнь, которую туристы и дачники не замечают. Часто без света, иногда без пресной воды, не говоря уже о современных благах цивилизации. Наша съёмочная группа Наталья Соловьёва, Александр Саницкий и Илья Курмашев остановились на ночлег в поморском селе Ковда. Репортаж с берега Белого моря. 

Короткие зимние сумерки. Фонарь нам не понадобится. Мы находимся в селе Ковда. Это так называемая новая часть, хотя понятие «новое» здесь относительное. Отстраивать ее начали после пожара 1903 года, значит этим домам глубоко за 100. 

Жилых домов немного. Это в начале прошлого века в Ковде было до 1000 человек, а дома стояли в несколько улиц - их названия сохранились до сих пор - Морская, Речная, Лесная. Тех, что зимуют в селе, можно обойти за один вечер. На окраине мы встречаем Павла Крысанова, встретить гостей он выскочил из мастерской. 

Павел Ефимович слывёт мастером на все руки. Что-то починить или построить - это к нему. Он ставил поклонные кресты в округе села. Вместе с другими жителями латал Никольскую церковь, пока в казне не нашлось денег на ее реставрацию. Поставил четыре дома и восемь бань. Говорит - от безделья. 

Павел Крысанов, житель села Ковда: «Вот тут я сделаю летнюю кухню, вот так, вот тут будет у меня кладовочка, вот там газ».

Науку строительства он постигал сам. Когда-то был кровельщиком, но с деревом ему больше нравится работать, чем с железом.

Чаепитие в Ковде - отдельная песня. Если зашёл в гости и не выпил чаю - в гостях не был. А уж на стол выставить варенья или соленья - честь для любой хозяйки. Нам в порядке исключения разрешено спуститься в погреб - оценить готовность к зиме.

Сегодня в магазине можно купить всё, но жители сел по-прежнему делают закрутки на зиму. Тут же зимует северная картошечка из своего огорода. На полках выстроены в ряд банки с помидорами, зелёным горошком, под гнетом солёные грибочки. Несколько бутылок масла - это на тот случай, если дорогу переметёт и надолго.

Заготавливают так на каждую зиму, а ощущение, что готовятся пережить конец света.

Этому дому уже лет семьдесят, он никогда не перестраивался, ремонтируют только регулярно. Здесь жили родители Павла Крысанова, а теперь он с женой. 

Нина Крысанова, жительница села Ковда: «По молодости хотелось убежать из села от всех забот, семья большая. 11 человек только детей было, хотелось убежать от работы по молодости. А потом уже как-то обратно хочется».

В Ковде, как во многих маленьких сёлах, безвластие. Есть разве что староста на общественных началах. Но и то не всегда. За разговорами темнеет, мы привычно зажигаем фонарь и идем по селу дальше. 

Такие бесхитростные верёвочки почти во всех домах. А чтобы показать - хозяина дома нет - можно поставить палку у дверей - ее издалека видно. Хозяин этого дома - староста Анатолий Прокопьев делает небольшую экскурсию в своих столетних апартаментах.

Анатолий Прокопьев, староста села Ковда: «У всех потолки низкие, старались окна небольшие делать. Связано все материалами, стекла проблема была достать. Это все из кусочков делалось, доставалось»

В этом доме чего не коснись - всё старинное. Столы и стулья, комоды, оправа для зеркала, в которую оформили икону. Именно здесь когда-то снимали эпизоды для фильма «Манька». Съёмочная группа у окна прикармливала чаек. 

Сегодня Анатолий Иванович на хозяйстве один - накрывает стол для гостей. Фирменное угощение - треска по-русски, с жареной картошечкой. Уйти не отведав - обидеть хозяина дома.

Нас отпускают после долгого чаепития и разговоров за жизнь, когда на дворе совсем непроглядная тьма. Ложатся спать в селе рано и также рано встают. Мы тоже гасим фонарь, чтобы завтра ни свет ни заря ехать дальше.

 

 

 

Архив новостей

Новости наших партнёров

X