Посёлок Пояконда - репортаж с южной границы области

<p><strong>В Мурманской области немало отдаленных сел, которые знакомы туристам и дачникам</strong></p>

В Мурманской области немало отдаленных сел, которые знакомы туристам и дачникам. 

Но мало кто знает, какова жизнь в медвежьих углах зимой. Когда до рыбалки рукой подать, а чтобы отправить ребёнка в школу, нужно посадить его на поезд. Мы завершаем цикл сюжетов «В темноте», сегодня наши корреспонденты Наталья Соловьёва, Александр Саницкий и Илья Курмашев добрались до самого южного села Мурманской области. 

Поселок Пояконда. Мы находимся на самом юге Мурманской области, дальше - Карелия. Еще 5 километров по грунтовке, и мы на месте. 

Машина крадётся по морозному лесу. Головная боль сельчан - эта разбитая дорога, но зимой она укатана и даже почищена. Нас встречает в своем доме Виктор Смольков. В свое время жил в глухом карельском селе Черная речка, куда и дороги-то нет, помнит, как граница делила Пояконду. Станция принадлежала Карелии, а село  - Мурманской области. 

Как только светает, мы собираемся на рыбалку. Она в Пояконде, как говорится, для поддержания штанов. Работы в селе нет, кроме всё той же станции. Нет здесь почты, или фельдшерского пункта. Дорогу чистят, когда как.

Идти нам не далеко: за домами - Белое море. Морозы держатся недели две - лёд крепкий. 

Центр социальной жизни в большом поселке, это обычно магазин или почта. Но зимой в Пояконде люди обычно собираются на рыбалке для того, чтобы заодно обменяться новостями, а поскольку почти все рыбаки здесь женщины, то заодно и посплетничать.

Ледобур и простейшая удочка, в руках вёдра под корюшку. Клюёт рыба точно по расписанию, как только начинается прилив. Так что лишний час себя никто не морозит.

Виктор Александрович тоже надеется на клёвое место. Но самого крупного улова его лишает соседская лайка из под руки умыкнувшая солидную навагу. 

На рыбалке и разговоры за жизнь. Телевидения в селе лет пять не было, женщины спешат пересказать последние новости. А заодно узнать, что в области происходит. Местных каналов в Пояконде не видят,  почти у всех спутниковые тарелки.

Надежда Иванова, жительница села Пояконда: «А вот когда занесет, то гребешь, а еще света белого не видно. Ни фонарей, ничего не видно». 

Магазина в Пояконде нет, за продуктами или в Кандалакшу за 90 км, или ждать автолавки. А если дорогу заметёт, то и вовсе можно остаться без свежего хлеба. Детей в школу тоже отправляют за несколько десятков километров в Зеленоборский. 

Николай Лавров, житель села Пояконда: «Раньше был поезд специальный, я сам учился, он увозил и привозил, а сейчас маленький ребенок уезжает на электричке, платит за это деньги естественно, а потом приезжает на поезде». 

Жители села привыкли рассчитывать сами на себя. Вместо охранных сигнализаций здесь у каждого по собаке. К зиме затаривают погреба заготовками, ловят рыбу, топят дома. 

Посёлок разбросан по лесу, рядом железнодорожная станция. Зимуют меньше сотни людей.

Что примечательно, Пояконда - поселок намного больше, чем Ковда, но названий улиц здесь нет, только номера домов. Кстати, четные и нечетные на одной стороне. 

Закрытая товарная лавка, брошенный под снегом мотоцикл. Из живых к вечеру на улице только голуби. Зимой посёлок легко обманывает своей тишиной. Жизнь в темноте скрыта за засовами и заиндевелыми окнами. А мы вновь гасим фонарь и пускаемся в путь, на этот раз домой, который, в сравнении с крошечными селами нашей области, кажется мегаполисом. 

 

 

Архив новостей

Новости наших партнёров

X