Как заботятся о тех, кто находится под следствием?

<p>От имени и по поручению жителей Мурманской области в СИЗО отправились Члены Общественного Совета при Управлении федеральной службы исполнения наказаний.</p>

Фигуранты громких дел последнего времени - Геннадий Шубин и Василий Пимин находятся по знакомому всем мурманским адвокатам адресу - Радищева, 22. Сотрудники следственного изолятора держат их и еще более 300 человек под семью замками. Так просто сюда не заглянешь. Но граждане должны знать, в каких условиях содержатся мужчины и женщины, подозреваемые в нарушении закона. От имени и по поручению жителей Мурманской области в СИЗО отправились Члены Общественного Совета при Управлении федеральной службы исполнения наказаний.

Место это прямо скажем необычное. Человек творческий сразу разглядит сочетание несочетаемого. Конфликт по звуку (в столь грустном месте несмолкаемое радио гонит европейские хиты). И конфликт по цвету. Возле обшитого багровым сайдингом здания желтеет деревянная часовня. Члены общественного совета быстро пересекают охраняемый периметр.

Борис Чернов помощник начальника по соблюдению правам человека в УИС: «Они здесь на основании своего личного волеизъявления, пишут заявление и их оставляют здесь».

В этих помещениях живут осужденные, которые никогда не были в колонии. Они ожидали решения суда в СИЗО, а теперь здесь же отбывают наказание, выполняя хозяйственные работы. У них есть комнаты, точнее сказать, помещения для сна. И есть свой спортзал. Пока команда на работе, тренажеры осваивает местный кот. В столовой можно собраться всей бригадой. О том, что это место заключения напоминает нож, прикованный железной цепью. На обед здесь дают не только макароны.

Михаил Юзик, заведующий столовой СИЗО: «В неделю три вида котлет: мясные, рыбные и овощные».

Кухня одна для всех: и осужденных и подследственных. Даже хлеб не магазинный. Его привозят из места заключения - выпекают в колонии № 17 на угольной базе. Трехразовым питанием обеспечивают всех одинаково, невзирая на прежние заслуги и должности. Сегодня на ужин - жареная путассу. Готовит осуждённый Александр Кавалеров. Ему еще год здесь варить щи да каши.

Александр Кавалеров: «Сейчас довольно таки все есть и овощи свежие и мясо и рыба фасоль и все».

Красный флажок выброшен - это сигнал для охранника, что у обитателя камеры есть просьба. В комнаты с решетками заглядывают члены общественного совета. В СИЗО ожидают решения суда 46 дам. Лица мы показывать не будем, запрещено, пока идет следствие. Никто на содержание не жалуется.

Люди не мучаются от жары и спертого воздуха, как это было несколько лет назад. В помещениях установили нормальную вентиляцию. Задача сотрудников оборудовать хорошей вытяжкой полностью все мужские камеры.

Изолятор рассчитан на 364 человека. Каждому положено по 4 квадратных метра. В советские времена здесь могло обитать до семисот постояльцев. Вообще, это здание не было специально построено для следственного изолятора. 50 лет назад в этих стенах находилась психиатрическая больница.

Новое время - новые задачи. Психолог СИЗО рассказывает, как снимает агрессию и депрессию подследственных музыкой и разговорами по душам. Может даже на коврик уложить для полного расслабления. Вот такой контраст: с одной стороны - жесткая система с охраной и решетками, с другой - движение к гуманизации. Человек должен остаться человеком даже попав под стражу.

Архив новостей

Новости наших партнёров

X