Директору агрохолдинга «Мурманский» продлили заключение под стражей

<p>Директору агрохолдинга &laquo;Мурманский&raquo; Владимиру Мазуру продлили заключение под стражей до 30 сентября. По мнению Кольского районного суда, такая мера пресечения в отношении предпринимателя, необходима.</p>

Директору агрохолдинга «Мурманский» Владимиру Мазуру продлили заключение под стражей до 30 сентября. По мнению Кольского районного суда, такая мера пресечения в отношении предпринимателя, необходима.

Сторона обвинения посчитала, что Владимир Мазур может скрыться от следствия и оказать давление на свидетелей. Сейчас бизнесмена обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере. По версии следствия, он в 2010 году взял кредит в «Россельхозбанке» на развитие сельскохозяйственной деятельности, но использовал его не по назначению.

С учётом личности обвиняемого Мазура, который обвиняется в совершении тяжкого преступления, сложности объёма следственных действий, необходимых для установления всех обстоятельств по делу, суд считает возможным удовлетворить ходатайство и продлить срок содержания под стражу на время, необходимое следствию для выполнения указанных прецессионных действий, направленных на установление обстоятельств по уголовному делу.

Александр Панфилов, адвокат Владимира Мазура: «Защита разочарована этим решением. Мы обжалуем это решение, мы сейчас обжалуем вообще решение первоначальное об избрании меры пресечения в кассационном порядке верховного суда РФ. Ведётся большая работа сейчас со стороны защиты, мы разбираемся в хитросплетении этих уголовных дел, но я вам ответственно заявляю – все они вокруг предпринимательской деятельности, все они связаны с хозяйственной деятельностью предприятий, деятельностью хозяйствующих субъектов».

По мнению защиты, преступление, в котором подозревается  Владимир Мазур, относится к предпринимательской деятельности. А за такие деяния в отношении подозреваемого или обвиняемого мера пресечения в виде заключения под стражу не может быть применена, согласно уголовно-процессуальному кодексу. Однако сторона обвинения и суд посчитали, что инкриминируемое преступление нельзя отнести к предпринимательской деятельности и доводы защиты не принял.

Архив новостей

X