Сирийские беженцы в Арктике. В Никеле состоялась российско-норвежская встреча

Сирийские беженцы в российско-норвежском приграничье. Что могут поделать с ними местные власти. Будет ли Норвегия закрывать границу для мигрантов, как это сделала Финляндия?

Сирийские беженцы в российско-норвежском приграничье. Что могут поделать с ними местные власти. Будет ли Норвегия закрывать границу для мигрантов, как это сделала Финляндия? 

Опасаются ли норвежцы России, собираются ли наращивать вооруженную мощь у наших границ и как относятся к урокам истории. Обо всем этом шла речь на международной встрече, которая состоялась в Никеле. Об этом репортаж Сергея Юдкова и Сергея Расюка.

Никель - небольшой поселок на самом краю России, но именно здесь находится небольшая дверка в Европу. И кто бы мог себе представить, что осенью прошлого года через эту дверку захотят проникнуть сотни беженцев с Ближнего Востока.

Никто точно не подсчитывал, сколько их было. По некоторым данным, только в Никеле, дожидаясь разрешения на переход границы, жили 800 человек. Еще несколько сотен - в Заполярном.

Мужчины, старики, женщины, дети. Жили в местной гостинице, до границы добирались на попутках, а саму границу пересекали на велосипедах. Местным властям пришлось немало понервничать и сделать все, чтобы не допустить того, что произошло в Европе, когда мигранты просто шли на прорыв, руша границы. Подобное беженцы пытались было предпринять и у нас.

Это случилось в октябре прошлого года, вот здесь на мосту через протоку Салмиярви, до Норвегии отсюда примерно 30 километров. В тот день 120 беженцев с Ближнего Востока из Никеля - кто пешком, кто на велосипедах - двинулись в сторону границы.

Все они в России находились легально, с визами и, в принципе, российские пограничники могли их выпустить. Однако вняли просьбам норвежцев и остановили поток. Глава Печенгского района Александр Морозов сегодня с улыбкой рассказывает о тех днях. Хотя тогда было не до шуток.

Александр Морозов, глава Печенгского района: «Применять силу тоже было невозможно - мы просто выстроили машины поперек этого моста встали люди и это был единственный выход, когда вот эту возбужденную толпу иностранцев удалось остановить».

Кого-то из беженцев пустили в Норвегию, кто-то вынужден был вернуться. Вскоре Финляндия совсем закрыла свою границу для мигрантов. Сейчас через КПП Лотта и Салла могут проехать только русские, белорусы и сами финны. Даже норвежцев не пускают. В Норвегии же к подобным мерам прибегать не хотят.

Анникен Хуитфельд, председатель комитета по иностранным делам и обороне Парламента Норвегии: «Сейчас уже нет такой сложной ситуации, как была осе6нью и зимой, нам и вам вместе удалось остановить поток беженцев - так что вопроса о закрытии границы не стоит».

Участница встречи в Никеле Анникен Хуитфельд - в Норвегии довольно влиятельный политик. Иначе ей бы просто не доверили возглавлять в стортинге комитет по иностранным делам и обороне. Некоторые прочат ей даже пост премьер-министра в будущем правительстве. Пока же она представляет там рабочую партию, довольно лояльно относящуюся к приему беженцев.

Анникен Хуитфельд, предстедатель комитета по иностранным делам и обороне Парламента Норвегии: «Позиция рабочей партии нацелена на справедливость и гуманизм, чтобы дать защиту тем, кто реально в этом нуждается. Мы принимаем беженцев по квотам ООН и мы четко соблюдаем квоты».

Норвегия - страна НАТО - а бывший лидер рабочей партии Йенс Столтенберг - ныне генеральный секретарь этой военной организации. Во времена железного занавеса приграничные районы Печенги и Финмарка были милитаризованы. Сегодня военная активность НАТО на севере Европы снова нарастает. Норвежцев заставляют вновь видеть в России потенциальную угрозу. Об этом говорит и руководитель комитета по обороне.

Анникен Хуитфельд, предедатель комитета по иностранным делам и обороне Парламента Норвегии: «Мы видим, что Россия сильная страна мы видим, что у нее есть решимость использовать военную силу, у Норвегии нет никаких агрессивных намерений и вооруженные силы они призваны в первую очередь защищать, задача защиты суверенитета безусловно стоит».

Норвежцы признают, что Россия активно сдерживает поток мигрантов, борется с мировым терроризмом в Сирии. Понимают, что нельзя прекратить сотрудничество на местном уровне. Ведь только мурманчане приносят соседней губернии Финнмарк доход почти в два миллиарда рублей. Не каждое государство может похвастаться таким товарооборотом. Но в то же время от общеевропейских санкций в отношении норвежское правительство отказываться не хочет.

Игорь Чернышенко, член Совета Федерации России: «Я бы сегодня не сказал, что у нас черный период, но он и не белый и не розовый, он скорее сероватый, к сожалению, Норвегия пока строго придерживается принципов европейского взаимодействия, но отдельные проталины и прогалины в этой жесткой позиции проявляются все больше и больше».

Но есть то, в чем позиции России и Норвегии неизменны уже много десятилетий. Это отношение к общей истории и в первую очередь к победе над фашизмом. Норвежцы, в отличие от прибалтийских государств, правительств Польши и Украины помнят о том, что именно Красная армия освободила северную Норвегию от фашистов. И подвергать этот исторический факт даже малейшему сомнению не собираются.

И потому международная встреча в Никеле завершилась церемонией возложения венков и цветов к мемориалу советским солдатам, погибшим в боях за освобождение Заполярья.

Архив новостей

X