Колумб Севера

Как Николай Урванцев нанес на карту русскую Арктику

Ученый-геолог Николай Урванцев основал Норильск, нанес на карту Таймыр, исследовал Северную Землю. Эти заслуги не помешали отправить его в лагеря — ученому припомнили связи с белогвардейским движением. После освобождения Урванцев продолжил работу по исследованию Арктики. О жизни неутомимого ученого читайте в материале «Ленты.ру».

Родившийся в Нижегородской губернии 17 января (29 по новому стилю) 1893 года Николай Урванцев оказался в Сибири случайно. Его отец был купцом, но разорился, и после этого мечты об учебе в Москве для Урванцева стали невозможны. «Стремление работать по изучению Сибири и необходимость существовать на личные заработки из-за материальной необеспеченности родителей побудили меня поступить в Томский технологический институт (ТТИ) на горное отделение, так как в Сибири легче всего было жить.

Летом работал в изыскательских партиях сначала рабочим, затем техником; зимой на заработанные деньги учился», — писал исследователь в автобиографии.

Урванцев поступил на механическое отделение, а через год перевелся на горное дело. По одной версии, на это решение повлияли лекции и книги геолога и географа Владимира Обручева, преподававшего в Томском институте. По другой же, сыграло роль знакомство с Александром Сотниковым, который учился на горном, намереваясь развить семейное дело.

Сотниковы владели месторождениями каменного угля и руд на Таймыре. Урванцева могло привлечь и потенциально возможное обогащение, и перспективы в плане новых открытий, которые давала дружба с Сотниковым. Знающие Урванцева люди отмечали его любознательность и увлеченность, мысли о богатстве занимали его гораздо меньше, чем геология.

Открытие «Норильска»

В 1915 году Александр Сотников отправился в экспедицию в Норильские горы. Именно во время этого похода у одного из месторождений были обновлены так называемые заявочные столбы — метки, обозначающие границы месторождения и заявляющие право на него. Первые столбы установил предок Александра — Киприян Сотников в 1865 году. С этих мест, начнется история будущего города Норильска. Но главным итогом похода стали образцы пород, которые Сотников отдал на изучение Урванцеву.

«Заслуга Урванцева в том, что он уточнил характер месторождения. Если до него считалось, что оно было медным, то Урванцев определил, что на самом деле речь идет о медно-никелевом и платиновом месторождении», — подчеркнул «Ленте.ру» краевед и норильчанин Станислав Стрючков. С этого момента началась связь геолога-первопроходца с заполярным Севером.

Окончив институт, Урванцев недолго преподавал в Томском реальном училище, а также начал работать в Сибирском геологическом комитете — созданной в 1918 году государственной службе, занимавшейся геологическим изучением региона. Вскоре состоялась знаменитая экспедиция Сотникова-Урванцева. Ее история по-прежнему не выяснена до конца.

По одним данным, экспедицию в устье реки Енисей во главе с Сотниковым направил адмирал Колчак, чтобы разведать угольные месторождения. Шла гражданская война, и уголь был необходим Колчаку для кораблей Антанты, доставляющих морем оружие и боеприпасы.

Другая версия говорит, что, напротив, это Урванцев убедил Колчака профинансировать экспедицию. Сторонники этой версии отмечают, что именно из-за связи с Колчаком будущего исследователя Севера в 1920 году на два месяца арестовала Губчека, и эта же история еще отразится на его жизни трагическим образом в дальнейшем. Есть и третья версия — экспедиция была направлена Сибгеолкомом, в соответствии с распоряжением самого Ленина…

В 1920 году Александр Сотников был задержан и приговорен к расстрелу как участник белого движения, а Николай Урванцев после короткого ареста продолжил геологические исследования. В докладе по итогам сотниковской экспедиции он сообщил об открытии нового медно-никелевого месторождения на горе Рудной. Такой тип руд Урванцев назвал «Норильск-1», предполагая, что здесь будут найдены и другие подобные руды.

Дом Урванцева

Сибгеолком постановил продолжить разведочные работы в Норильске в зимних условиях и вести метеонаблюдения, чтобы выяснить, как в местном климате закладывать угольные и рудные штольни. Рассчитывать на чужой опыт не приходилось — аналогов таких работ в мире еще не проводили.

В 1921 году происходит первая зимовка третьей экспедиции Урванцева. На нее из 59 человек остались восемь, в их числе был и сам ученый. «В 1921-1922 годах продолжал разведку месторождения каменного угля с производством подземных работ в условиях полярной зимовки. Из местного леса построил два дома, положившие начало Норильску», — писал геолог в автобиографии.
Один из этих домов — сложенный из лиственницы, с тремя комнатами и кухней, общей площадью почти в 90 квадратных метров, считается первым домом нового поселения, которое впоследствии станет Норильском. В 1985 году в «доме Урванцева» откроют мемориальный музей.

«Урванцев стал круглогодично жить на территории современного Норильска — поблизости от гор, доказав, что это возможно. До Урванцева исследователи жили в Дудинке. Ученый показал возможность оседлой жизни для любого человека, исследователя, промышленника, рабочего или архитектора. Он научил не бояться Севера!» — говорит Стрючков.

Ученый всегда доверял интуиции. Это чувство помогало ему понимать, куда следует двигаться в экспедиции, и это же чувство подсказывало, что Норильск превратится в крайне важную точку на карте страны. «…Нельзя не указать на ту колоссальную роль, которую сыграет разработка норильского месторождения в оживлении до сих пор мертвого района. Норильск послужит тем кристаллизационным центром, около которого будут возникать новые предприятия», — отмечал ученый в отчете по итогам второй норильской экспедиции.

После полуторагодового изучения местности стало ясно, что по реке Пясина можно доставлять норильский уголь, а в зимнее время здесь, несмотря на суровый климат, можно вести работы.

Впоследствии Урванцев совершил еще несколько экспедиций в Норильск и установил, что в местной руде, кроме меди и никеля, содержатся еще и золото, и серебро, но главное — платина. Вместе с экспедициями росло и поселение: строились новые дома, общежития, баня — появлялся целый город.

В 1925 году освоение норильских месторождений, несмотря на их перспективность, было поставлено под вопрос. Исследования в сложных климатических условиях были дорогостоящими, и ученый совет Геолкома решил приостановить работы. И тут проявился упорный характер Урванцева, о котором часто говорили современники: ему удалось не только изменить это решение, но и активизировать работы.

Он обратился напрямую к Дзержинскому, возглавлявшему Высший совет народного хозяйства, и в Норильск направили масштабную стационарную экспедицию. Интуиция не подвела Урванцева и здесь — экспедиция открыла новое месторождение медно-никелевых руд — Норильск–II. По результатам анализов стало ясно, что местная руда также содержит металлы платиновой группы.

Впоследствии Николай Урванцев обнаружил и другие месторождения угля и руд, уже в северо-западной части Таймырского полуострова.

Нарисовать Северную Землю

В 1930-1932 годах Урванцев стал участником важнейшей экспедиции по Северной Земле. Участниками ее были всего четыре человека, руководитель — арктический исследователь Георгий Ушаков.

Северная Земля, открытая в 1913 году, совершенно не была изучена — отсутствовала даже ее карта. Экспедиция Ушакова составила первую карту неизведанного, но крайне значимого для страны архипелага, а также установила ряд других параметров, включая геологическое строение, особенности климата.

В сложнейших условиях четыре человека открыли подробности ранее неизвестной части суши. За Североземельскую экспедицию Николай Урванцев был награжден орденом Ленина.

Возвращение в Норильск

Вернувшись с Северной Земли, исследователь работал замдиректора Всесоюзного Арктического института, но не прекращал лично участвовать в поиске новых месторождений. В 1935 году ему присуждена степень доктора геологических наук без защиты диссертации — за огромную научно-исследовательскую работу. В этом же году объявлено ударное строительство — возводится Норильский горно-металлургический комбинат. Стройка из-за ее статуса передается в ведение НКВД.

Карьера Урванцева развивается, он один из самых уважаемых в стране специалистов в своей сфере, знаменитость. Но статус в те годы значит мало — с 1938 года ученого трижды арестовывают. Два раза дела закрывают, но третье заканчивается действительным приговором — восемь лет лагерей.

Формулировки арестов так или иначе были связаны с участием в контрреволюционной деятельности — вспомнили связь с Колчаком, какой бы кратковременной она ни была. Урванцев отправлен сначала в Актюблаг, а затем, по распоряжению заместителя наркома внутренних дел Завенягина, — на строительство Норильского комбината.

Урванцев становится главным геологом «Норильскстроя», а позже — главой геологической службы Норильского комбината. Он участвует в геологоразвездке, и в том числе в поездке на север Таймыра, где шел поиск урановых руд в рамках проекта по созданию советской атомной бомбы.

Освобождение объявляют досрочно, в 1945 году, но Урванцева оставляют при комбинате. Он проживет в Норильске еще десять лет, даже после реабилитации по всем судимостям, и только затем вернется в Ленинград, где до конца жизни будет возглавлять отдел геологии Арктики в НИИ геологии. И в этот период Урванцев продолжит ездить в Норильск как консультант и поддерживать изучение полярных месторождений.

Вклад исследователя в развитие Севера вообще и, в частности, Норильска, огромен. Заслуги Урванцева в создании Норильска невозможно переоценить — его с полным правом можно считать основателем города, уверен Стрючков. В честь Урванцева в Норильске была названа набережная и открытый в Талнахе минерал — урванцевит. В народной же памяти Урванцев остается Колумбом Севера.

Архив новостей

Новости наших партнёров

X