Квартиры нет, а коммуналка есть

Представьте такую ситуацию: ваша квартира уже два месяца как разрушена взрывом, подъезд не эксплуатируется, а счета за коммуналку продолжают поступать. Справедливо? В таком положении оказались уже бывшие жильцы дома номер 6 на улице Марата. В коммунальном вопросе разбирались наш корреспондент Владимир Школьников и оператор Андрей Бричка.

Представьте такую ситуацию: ваша квартира уже два месяца как разрушена взрывом, подъезд не эксплуатируется, а счета за коммуналку продолжают поступать. Справедливо? В таком положении оказались уже бывшие жильцы дома номер 6 на улице Марата. В коммунальном вопросе разбирались наш корреспондент Владимир Школьников и оператор Андрей Бричка.

Сначала вкратце напомним о том, что произошло 17 июня в 1 подъезде хрущевки на Марата.

Вечером на пятом этаже произошел взрыв бытового газа. Причины не известны до сих пор. То ли замкнуло проводку, то ли что-то еще спровоцировало пожар. По счастью, никто тогда не пострадал. Кроме всех без исключения квартир первого подъезда. Жильцов переселили: кого-то в маневренный фонд, кого-то в пункт временного размещения, кто-то уехал жить к родственникам или снял квартиру. А верхние этажи подъезда разобрали ради безопасности других жильцов. Ведь в этом доме до сих пор живут люди.

Владимир Школьников, корреспондент ТВ-21: «Де-факто этой квартиры, как мы видим, просто не существует, однако, де-юро, на бумаге, она есть, и её хозяевам продолжают поступать счета, которые они обязаны оплатить».

Вчера вечером хозяева пострадавших квартир собрались около дома. Их впустили внутрь, чтобы они могли проверить свои квартиры и забрать оставшиеся вещи. В квартире Ирины Кузьминой течет потолок. Её муж соорудил вот эту причудливую конструкцию для слива воды. Видимо, в надежде спасти ламинат. Ирина также принесла счета за коммунальные услуги для того, чтобы передать соседям.

Откуда же берутся счета, и за что платить, если подъезд больше не эксплуатируется и жить в нем нельзя? Звоним в управляющую компанию, в чьем ведении находится дом на Марата, 6.

Ольга Петрова, ведущий экономист «МУ ЖСК»: «В целом-то дом эксплуатируется, и в целом по дому все обслуживается. Все расходы по дому: на обслуживание сетей, на уборку по дому, работы электромонтеров, сантехников, которые занимаются полностью по дому сетями. Тариф формируется по дому в среднем, и мы все, граждане, в этом формировании участвуем своими долями».

В целом счета людям пришли меньше, чем были раньше. Только общедомовые нужды. Тут уж ничего не попишешь и против жилищного кодекса не попрешь, платить за разрушенные квадратные метры придется - таков закон. А вот когда собственница квартиры на пятом этаже Елена Парфеньева видит свои квитанции, глаза у неё невольно округляются.

Елена Парфеньева: «Долгов не было. Мы всегда оплачивали в срок все квитанции. Я знаю, у нас есть злостные неплательщики в подъезде, но мы оплачивали в срок все квитанции и никогда не задерживали оплату».

Все квитанции Елены складываются в приличный счет - около 20 тысяч рублей. Большая часть этой суммы - водоснабжение за июнь. То есть, девушка по факту прожила в доме половину месяца, до взрыва. Откуда же такие цифры? Неужели, за общедомовое водоснабжение? Обратимся к поставщику услуги - в «Мурманскую ТЭЦ».

Александр Парский, директор по сбыту ПАО «Мурманская ТЭЦ»: «В части квартир первого подъезда никаких квитанций не должно выставляться. И если у жителей есть какие-то вопросы, то мы с удовольствием с ними пообщаемся, дадим какие-то разъяснения. По моим данным, в наш адрес из этого дома никто не обращался. Потому что если были бы вопросы, мы бы оперативно связались с исполнителем коммунальных услуг. Потому что расчет ОДН связан в первую очередь с исполнителем коммунальных услуг. Если бы были какие-то неправомерные начисления, мы бы, конечно, все убрали из квитанций».

Правомерные ли это начисления, ошибка в расчетах, или суть кроется где-то еще, пока остается невыясненным. Но перед тем как заплатить, Елена твердо намерена выяснить, кто и за что выставил ей такой счет.

Архив новостей

X