Госпиталю СФ – 80 лет!

Флот - для страны, а госпиталь - для флота. Главному военно-медицинскому учреждению - морскому клиническому госпиталю Северного флота исполняется 80 лет. Это праздник всех медиков в погонах, а также их помощников - гражданских специалистов медслужбы. В чем разница между госпиталем и больницей, как оперируют в море и зачем провоцируют пациентов? Эльвира Серга и Александр Саницкий прошли по тихим госпитальным этажам.

Сердечный ритм в норме, пациент здоров и готов к службе. Это отделение функциональной диагностики. С него начинается всё плановое лечение. Диана Высоцкая делает УЗИ сердца, процедура простая, но важная. Ежегодно в России от болезней сердца умирает больше миллиона человек, ранняя диагностика - шанс избежать смертельной опасности. Всего в отделении 7 спецкабинетов.

Наталья Хвостова, заведующая отделением функциональной диагностики: «Мы выполняем практически все исследования, которые необходимо выполнять: сердечно-сосудистая система вся, легочная система и плюс у нас еще в отделение входит кабинет нейро-функциональных исследований, это электромиография, электроэнцефалография, рэография».

Это не что иное, как провокация! Пациенту дают нагрузку, датчики передают информацию на мониторы - велоэргометрия - выявляют скрытые нарушения.

Олеся Корольчук, заведующая кабинетом нагрузочных проб: «Я думаю, мальчик здоров и продолжит дальше замечательно службу в нашей армии. Как ушки? Угу, сейчас давление померяем. У этой пациентки тромбоз вены сетчатки глаза, острое нарушение кровообращения, - в общем, не смертельно, но если не лечить, зрение можно потерять. В соседней барокамере - больной после аккустической травмы, не учел обстановку на полигоне во время стрельб, потерял слух. Процесс лечения называют - гипербарическая оксигенация».

Николай Колесников, начальник отделения гипербарической оксигенации: «Среда - чистый кислород, под избыточным давлением. С первых минут, проведённых в барокамере, человек ощущает лёгкость, прилив энергии и сил. Тревожные симптомы исчезают, проходят головные боли, одышка, стабилизируется давление и сон. Улучшается настроение, появляется бодрость и оптимизм».

За работой лор-хирург Андрей Минин. Операция сложнейшая. У больного астматический статус, экстренно требуется искусственная вентиляция лёгких, врачи сделали нарез и устанавливают трахеостому - трубку, по которой в организм будет поступать кислород.

Всего в операционной бригаде 4 человека: еще ассистент, медсестра и обязательно анестезиолог. Команда.

Александр Артёмов, начальник отделения реанимации и интенсивной терапии: «Сравнивать кто важнее здесь совершенно нет смысла никакого, мы зависим друг от друга и мы являемся взаимодополняющими частями целого процесса лечения».

За год в отделениях госпиталя проходит лечение в среднем 11 тысяч пациентов. Врачи выполняют 2,5 тысячи операций, из них 800 являются сложными. Широко используют и малотравматичные методики: торакоскопию, лапароскопию, артроскопию.

Реабилитация после таких операций проходит значительно быстрее. Через 2-3 дня ранка уже заживает, через две недели пациент уверенно ходит.

Да-да! И в таких условиях военным медикам тоже приходится оперировать. Боевые службы, морские походы, полевые выходы никто не отменял. Теперь на каждом крейсере, эсминце - на любом военном корабле есть операционная.

 А вот в былые времена, вспоминает заслуженный хирург, можно сказать старейшина госпиталя все было по-другому. Во время боевой в 67ом году в Эгейском море корабль (эсминец Безотказный) попал в шторм, у мичмана - острый приступ аппендицита, медлить было нельзя.

Анатолий Жеребицкий, хирург, заведующий операционным отделением: «Корабль наклонило, а стол стоял поперек. И мичмана поставило сначала на ноги, потом на голову, потом еще раз на ноги, еще раз на голову. Замполит зашел и сказал, что он не боится крови, что он в обмороки не падает, а у меня упал мой санитар, я был один».

Пришлось замполиту быть ассистентом. С тех пор в дальние походы без хирургов и анестезиологов не ходят. Поэтому и говорят, что военные хирурги - особая каста.

Анатолий Жеребицкий, хирург, заведующий операционным отделением: «Они остаются один на один с пациентом. И так сказать, деваться ему некуда. Больше никто не приедет, никто не поможет на малых кораблях».

Александр Перетечиков, главный хирург Северного флота: «Для того, чтобы стать врачом хирургом, анестезиологом, реаниматологом нужно не только долгие годы учебы и практики, но еще нужно и призвание. Руки не работают отдельно от головы. И для того, чтобы успешно выполнить операцию, нужно, прежде всего, представить, как она будет проходить».

Нет уже Советского Союза, Северный флот вырос в объединённое стратегическое командование, а задачи, поставленные в 1936 году военным медикам, не меняются!

Александр Шевченко, начальник военного клинического госпиталя Северного флота: «Флот - для страны, госпиталь - для флота. И мы существуем внутри рамок времени, внутри Российской Федерации, внутри истории, внутри задач флота.

С праздником всех военных медиков поздравляет Телеканал ТВ-21 и желает спокойных вахт и крепкого здоровья!

Новости наших партнёров

X