Как дрифтовать на поворотах и вставать если упал? Осваиваем экспедиционные нарты!

Есть кошатники, а есть собачники. Есть спринтеры, а есть марафонцы. Первые мгновенно загораются и жадно бегут к цели. Вторые стабильно выкладываются, дозируя силы и рассчитывая время.

Есть кошатники, а есть собачники. Есть спринтеры, а есть марафонцы. Первые мгновенно загораются и жадно бегут к цели. Вторые стабильно выкладываются, дозируя силы и рассчитывая время. В этом проекте мы в ускоренном режиме постигаем основы ездового спорта и учимся понимать собак. Но какой бы иностранной речью ты не владел, для общения с ездовыми собаками нужен особенный язык.

Наталия Демидова, руководитель питомника: «Для общения нам достаточно обычного русского языка, мы хорошо его понимаем. Очень хорошо его понимаем, когда сгрызем очередную будку и я по-русски ругаюсь. Для управления упряжкой нужны специальные команды, и, по крайней мере нами, они используются на английском языке».

В ездовом спорте принято использовать единые международные команды, позаимствованные из языка одного из североамериканских индейских племен. Хоу – налево. Джи – направо. Хейк – не то, чтобы старт, а разрешение бежать. Он бай – приостановка движения. Но собаки не машины, они не заводятся и не тормозят с пол-оборота ключа.  На протяжении всей дистанции нужно поддерживать контакт с лидером, направлять его и хвалить.

Наталия Демидова, руководитель питомника: «Аляски в целом очень привязчивы к человеку, и для них очень важно это общение с хозяином. У них есть привязанность к человеку, и, конечно же, они его, может быть, лучше слушаются, немножко больше к нему уважения. Но, все равно, бег – это основная часть их жизни. Это их жизнь. И они с любым человеком, который встает в упряжку, будут работать».

Пора применить новые знания на практике. Перед первой самостоятельной поездкой все тело трясется от волнения. Но паниковать нельзя: это чувство передается собакам.

Теперь в глазах собак я полный ноль, потому что отпустила их. Самообладание и уверенность в себе очень важны. Собаки не знают жалости, если ты слаб, ты просто остаешься позади. Но мы едем дальше.

Обходить препятствия на дороге и свои собственные страхи. Дрифтовать на поворотах и преломлять сознание. На развилке трассы решение принимать молниеносно и четко. Ведь дорога как жизнь: становится гораздо проще, когда точно знаешь, куда идешь.

Несколько кругов, и экспедиционные нарты мне уже не страшны. Пора пересаживаться на резвого дандлера.

Все что было до – сплошные смешные игры. Я опять начинаю с нуля. На дандлере все по-другому: скорость бешеная, в повороты входишь иначе. Спортивные нарты реагируют на малейшее покачивание тела. Если упал, вставать тяжелее, потому что нарты легкие, а полозья узкие.

Что отчаянно понимаешь на старте: никуда не деться, не сбежать, движение нужно начать и нужно закончить. Желательно так, чтобы шесть пар собачьих глаз на финише посмотрели на тебя с уважением с радостью. И это чувство было полностью взаимным.

Позади три недели тренировок. Кажется, что в начале мы двигались вперед еле заметными шагами. А теперь все покатилось, стало маневреннее, сложнее. Я всего лишь сменила экспедиционные нарты на спортивные и проехала на них один круг в десять километров. А кажется, что вернулась оттуда другим человеком. Что будет дальше? Покажут тренировки.

 

 

Архив новостей

Новости наших партнёров

X