Эксперты о крушении самолета   

Следственные действия на месте аварийной посадки самолета «Суперджет» в Шереметьево уже завершены. Сейчас специалисты приступили к расшифровке «черных ящиков». Окончательные выводы по авиакатастрофе можно будет сделать уже после того, как Следственный комитет России закончит расследование. Но, тем не менее, в социальных сетях продолжают обсуждать эту страшную трагедию. И, по мнению независимых экспертов, некоторые выводы можно сделать уже сейчас.

Одна из версий крушения самолета - удар молнии, потеря радиосвязи и, как итог, жесткая посадка. Среди пассажиров, кому удалось выжить в этой катастрофе, был глава Североморска Владимир Евменьков, он рассказал о том, что видел попавшие в двигатель «Суперджета» молнии.

«Лично я это понял, когда на взлете мы поднялись к облакам и, видимо, вошли в грозовой фронт, потому что я сидел возле иллюминатора и физически видел, что в правый двигатель два раза ударила молния. Было два очень громких удара и две вспышки, однако двигатель не загорелся. Не знаю, работал он дальше или нет, но он не горел, это совершенно точно».

Возможно, удар молнии и был, но, по мнению независимого эксперта, летчика-инструктора первого класса, мастера спорта по высшим пилотажам на реактивных самолетах Андрея Краснопёрова, это не основная причина катастрофы. Да и вообще попадание молнии в летящий самолет сегодня не является нештатной ситуацией.

Андрей Краснопёров, летчик-инструктор 1 класса, мастер спорта по высшим пилотажам на реактивных самолетах: «Из-за этого самолеты не падают, понимаете. А случилось самое печальное то, что на посадке самолет сделал «козла», как у нас говорят в авиации». 

Это означает, что после того, как самолет упал, коснулся земли, его подбросило вверх. Жесткое приземление. Несколько ударов о полосу. Стойки шасси подломились. Удар пришелся и на двигатель, который не был выключен, и топливо продолжало поступать, отчего и начался пожар. В этом-то и кроется главная причина катастрофы, а все остальное, уже последствия, - считают эксперты. По мнению Александра Романова, пилоту необходимо было уйти на второй круг. Но решение было принято иное - посадить самолет любой ценой и завершить полет. 

Александр Романов, специалист по безопасности полетов: «Судя по видео, самолет отделился очень на значительную высоту, при этом по всем нормам авиационным, особенно как наша школа советская готовила, ни в коем случае нельзя отдавать от себя ни штурвал, ни джойстик, надо было задержать в нейтральном положении рули управления и добавить режим или уйти на второй круг, или в крайнем случае плавненько досадить самолет. Они сделали - просто отдали штурвал от себя, самолет переломился, нос опустился вниз, резко упала подъемная сила и самолет просто упал». 

Диспетчеру сообщили, что посадка штатная, в то время, как ситуация уже вышла из-под контроля. И будь пожарные машины и бригады скорой помощи на месте сразу, а не спустя две минуты после падения самолета, такого количества жертв вполне можно было бы избежать. 

Андрей Краснопёров, летчик-инструктор 1 класса, мастер спорта по высшим пилотажам на реактивных самолетах: «Куча мелких, неправильных действий в итоге вот пришло. А сама эвакуация в данной ситуации я не знаю, как бы я действовал, но девчонки стюардессы делали и мальчик стюард , который погиб, они делали все грамотно, правильно, они пытались спасти людей. Он пытался открыть задний люк, чтобы вышло больше людей, понимал, что через переднюю дверь все выйти не смогут. Да, сейчас некоторые говорят, что открывают другой люк, появляется поток воздуха, который идет по салону и способствует состоянию пожара, но в тот момент, когда он думал о людях, которые сидят в хвосте, когда им вперед дорога отрезана, да, люди выходят, через горло не полезешь, куда-то вылезать, сделать окно, чтобы дым вышел, чтобы дышать было чем».

Среди версий и мнений, есть еще одно - сам самолет Superjet 100, после страшной катастрофы, вообще не внушает доверия. Однако, уверяет Андрей Красноперов, не в технике дело!

Андрей Краснопёров, летчик-инструктор 1 класса, мастер спорта по высшим пилотажам на реактивных самолетах: «Дело не в самолете, поверьте. Техника летает. Технику совершенствуют и это будет дальше. Может скоро вообще летчиков уберут, сам самолет будет садиться без летчиков. Но пока он садится с летчиками, надо думать о другом - готовить летчиков. А дело не в самолете».

Окончательные выводы сделает следствие. Сейчас специалисты работают над расшифровкой «черных ящиков».

Новости наших партнёров

X