Мурманск
9
-2 °C

Эдуард Генералов: «Корни мои здешние…»

01.03.2024, 16:50
18
 
Активная жизненная позиция горнорабочего очистного забоя рудника «Северный» Кольской ГМК Эдуарда Генералова из города Заполярный - это основа его характера, которая придает яркость и увлекательность всему, чем он занимается.
 

«День и ночь на футбольном поле»

Проходчик очистного забоя участка №13 рудника «Северный» Эдуард Генералов около 35 лет проработал в Кольской ГМК:

— Корни мои здешние — родился в Заполярном в 1969 году. Мама с папой приехали сюда из деревни в Калужской области. Отец проработал всю жизнь экскаваторщиком на руднике «Центральный». В детстве бывал у отца на работе. Видел, как он грузил «БелАЗы». Мама работала нянечкой в детском садике, а потом — в ковровом цехе. Он находился тогда за бывшим кинотеатром «Юность». В детстве иногда бывал и у нее на работе и видел, как она вязала ковры. У них в цехе была куча мотков шерсти, мама рисовала схемы рисунка ковра, а потом узелок за узелком набирала изображение на основе. Чтобы ряды узелков были плотнее, их прессовали. У многих еще висят эти ковры.

Другое воспоминание из того времени — как играли в футбол, которым наш собеседник увлекался с детства.

— Играли во дворах, чаще всего — двор на двор. Много моих друзей жили в доме возле водонапорной башни. За этим домом, на свободном пространстве у детской площадки, мы сами сделали поле. Притащили бревна, вкопали, сделали перекладины, натянули какую-то сетку. В летние каникулы, если не уезжали в отпуск с родителями, мы день и ночь проводили на этом футбольном поле. Белые ночи: мы играли до 3-4 часов утра. Сколько стекол повышибали в этом самом доме! — вспоминает Эдуард Генералов. — Иногда ругались на нас, не отдавали мяч, если улетел. Мячи были старые — со шнуровкой, надувались очень тяжело, а делали это без насоса. Кто посильнее, тому затыкали уши, и он надувал.

Заполярный из детских воспоминаний собеседника Kn51 — совсем другой, нежели тот, что мы видим сейчас. Была своя, особая атмосфера маленького северного городка. В 1980-х здесь сложно было достать многие продукты и предметы быта — в стране ввели систему распределения товаров по талонам, но подростки проявляли изобретательность, самостоятельно мастеря спортивную амуницию.

— Зимой мы играли в хоккей. Причем одно время было, что мы могли собраться только рано утром, до 8.00, пока на поле не начинались тренировки. Я стоял на воротах. Щитки соорудил себе сам — взял матрас старый, обшил его какой-то кожей, приделал ремни, а на живот — разделочную доску. Стоял не на коньках, а в валенках, — рассказывает Эдуард Генералов.

Отличался город и внешне — многие здания еще не были построены, а некоторые сегодня можно увидеть только на архивных фотографиях. А вокруг Заполярного еще сохранялись следы Великой Отечественной войны, и вездесущие мальчишки нередко находили боеприпасы.

— Тогда девятиэтажных домов еще не было. Там были сопки и дорога к профилакторию для рабочих. Зимой мы там играли, строили баррикады и кидались снежками — наподобие юкигассена, в который играют теперь. Или бегали за машиной, убирающей снег, чтобы присыпало сверху. Летом — другое. Там, в сопках, где теперь стоят девятиэтажки, а также где построены гаражи, в сторону Никеля, когда-то шли бои. Попадались снаряды, патроны, оружие, каски. Мы кидали патроны в огонь, могли и старый телевизор бросить, чтобы взорвался, — вспоминает Эдуард Генералов. — Много ходили за городом. Помню, за домом 29 по улице Ленина есть место, где идут трубы в сторону ТЭЦ. Если пройти дальше и левее, там были остатки военного госпиталя, где еще сохранились кровати старые, даже бинты находили.

«Хочешь пораньше уйти на дембель?»

Собеседник Kn51 окончил в Заполярном школу №9, после этого отправился учиться в профессионально-техническое училище в Красном Селе под Санкт-Петербургом. Там обучился на машиниста крана, получил водительские права. Поработать до призыва в армию успел недолго, три месяца.

— Пока служил, поездил по всему Советскому Союзу. Начинал службу в Чернигове. Там, в центре города, была часть — тысячи три человек. Тут пригодилась моя профессия: это были железнодорожные войска, там были и краны. Учились всему, что связано с железной дорогой — раздвигать понтоны, делать мосты. Потом направили в Белоруссию, город Жлобин. Ближе к окончанию службы предложили: хочешь пораньше уйти на дембель? Для этого надо было съездить в командировку в Узбекистан, привезти молодых. Согласился. Помню, когда мы выезжали из Минска, было -20 градусов. И поездом ехали неделю — через весь Казахстан, через север Узбекистана. Приехали в Ургенч, температура +15. Запомнилось, что там были белые улицы — оказалось, местные любили семечки, наподобие тыквенных, и все было усеяно этой шелухой. Вернулись в часть — все дембеля уже уволились. Так мы и уехали самыми последними, — смеется Эдуард Генералов.

После армии он устроился работать в автотранспортный цех комбината «Печенганикель».

— Вернулся уже готовым крановщиком. В АТЦ проработал до 2002 года, поменял много кранов — от малоподъемных до самого крупного, 40-тонного. Уставал там безумно, раньше это была очень трудоемкая работа. Все самому приходилось делать, например, бортировать колеса, а на машине их 12. К определенному моменту работа на кране просто опостылела.

Сменить род деятельности получилось — пригласили работать на рудник «Северный» горнорабочим очистного забоя.

— Помню, как оказался первый раз в шахте. Сначала на КамАЗе долго спускались, затем куда-то шли пешком. Потом — раз — лестница. Вижу: парень стоит, что-то бурит. Это был Станислав Исупов, который потом стал моим наставником и всему научил. Поначалу обязанности были такие: выставить машину, подключить к электропитанию, к воде, наехать куда надо, на заданный веер, на установку, разложить стрелу, распереться и начать бурить, — вспоминает Эдуард Генералов.

«Играть не переставал»

Между тем, увлечение футболом никуда не пропало.

— Играть не переставал и в юности, и когда стал постарше. Очень хотел участвовать в районной сборной, но думал, что раз не замечают, то, ладно, буду сам. Но за сборной следил, как они ездили на соревнования, что-то выигрывали. Однажды, когда мне было 29 или 30 лет, подошел их опытный игрок Сергей Степанской и спросил, почему не играю в команде. Я ответил, что уже поздно, наверное, но он сказал, что надо попробовать. И вот поехали играть против мурманской команды. Степанского травмировали, и меня выпустили на замену. Помню, сделал один штрафной, второй. То ли 3:2 мы выиграли, то ли 3:3, сравняли. Через несколько лет нам даже удалось выйти в финал кубка области, играли с «Динамо», — рассказывает собеседник Kn51.

Футбольная команда Печенгского района участвовала в областных соревнованиях, пока не изменились требования к их месту проведения.

— У нас здесь нет искусственного зеленого поля, а вышло положение, что на щебне больше соревнования проводить нельзя. Мы продолжаем играть, уже в мини-футбол, хотя большого поля очень не хватает. От рудника «Северный» постоянно участвую в спартакиаде Кольской ГМК, наша команда неоднократно ездила в Норильск на корпоративные соревнования. Недавно съездили в Мончегорск в командировку, тоже играли, — поделился Эдуард Генералов.

Благодаря участию в программе «Твой дом» компании «Норникель», Эдуард Генералов стал обладателем квартиры в Анапе. Туда он ездит отдыхать со своей семьей — с супругой и уже взрослой дочерью.

— У нас в Анапе три велосипеда, самокат. Стараемся там бывать весной и осенью, по месяцу. Там хорошая набережная, с длинной велодорожкой, где очень любим кататься.

Сегодня он по-прежнему работает проходчиком очистного забоя на участке №13 рудника «Северный»

— Теперь уже сам обучаю молодых, неопытных всему, что умею сам. Многое у нас поменялось — техника вся новая, современная, экраны, мониторы. Чисто физически стало легче: раньше надо было много делать вручную, а сейчас все техника — установка бурильная автоматическая, все сама делает, — улыбается собеседник Kn51.

Молодость в душе и восприимчивость ко всему новому пожалуй, составляют основу характера Эдуарда Генералова. Он продолжает активно заниматься спортом, и не только любимым мини-футболом, но и пробует себя в хоккее. А его искренний интерес к жизни заразителен и вдохновляет тех, кто оказывается рядом.

Фото Дарьи СОЛОВЬЕВОЙ