Чудо-колокол, который все время молчит, и люди, по судьбам которых можно изучать историю

Мы продолжаем наше путешествие по заполярной глубинке. Мы в селе Краснощелье, на берегу реки Поной. Еще сто лет назад тут был сосновый лес, да болота вокруг. До тех пор, пока в начала 20 века сюда с большой земли не пригнали свои оленьи стада коми-ижемцы.

Мы продолжаем наше путешествие по заполярной глубинке. Мы в селе Краснощелье, на берегу реки Поной. Еще сто лет назад тут был сосновый лес, да болота вокруг. До тех пор, пока в начала 20 века сюда с большой земли не пригнали свои оленьи стада коми-ижемцы.

Чугунный колокол безмолвный, потому как безъязыкий. Он висит у ворот старого склада, где когда-то хранили оленьи рога и шкуры. На колоколе - старые письмена дореволюционным шрифтом, отлит он в Ярославле. Старожилы говорят, что висел

он раньше то ли в Поное, то ли в Ивановке - ныне заброшенных деревнях. Колокол несколько раз пытались украсть - весу он немалого, в утиль сдать, так немалые деньги получишь, не на одну бутылку хватит - но воров все время находили.

А мы идем в гости к Марфе Степановне Терентьевой, самой старой жительнице Краснощелья. И она уже сама достопримечательность села. Ей уже далеко за 80,

говорит с трудом, но светла умом. Как всякий старый человек, Марфа Степановна отлично помнит, что было лет 50 назад, но забывает, что произошло вчера.

Семерых дочек она родила и одного сына. Сегодня все разлетелись кто куда. Разве что на семейном фотоальбоме всех вместе увидишь. Всю жизнь вспомнишь. А жизнь была нелегкая.

Бригаду Марфа Степановна возглавляла особую - боевой олене-траспортный отряд.

На передовую на оленях доставляла снаряды. После войны дояркой была. Сейчас на улицу редко выходит. А как выйдет, посмотрит, вздохнет - изменилось село, на оленях уже никто не ездит, все больше на снегоходах гоняют.

Что не изменилось - так это дух села да размеренный темп жизни. Криминала тут почти нет. Разве что по пьянке кто кого побьет, или за браконьерством поймают.

А так - двери в домах на замки никто не закрывает.

Лохматый ничего не отвечает, лишь доверчиво машет хвостом. Остальные завидуют, просят и их погладить. А если и залают на кого, так только на соседских псов, если те посмеют забрести на чужой двор.

Да и люди в Краснощелье особенные - мы жили в селе три дня, и за все время нам не попалось ни одного человека, который отказался бы с нами поговорить, рассказать о своем житье. Всякий останавливался, подсказывал, интересовался.

Что ни говори, а правда - чем дальше от цивилизации, тем добродушней и приветливей люди.

Архив новостей

Новости наших партнёров

X