На пороховой бочке

<p><strong style="text-align: justify;">Жили люди в простой &laquo;общаге&raquo;, а теперь живут в многоквартирном доме. Сейчас все общежития в Мурманске сменили свой статус</strong></p>

 

 

Жили люди в простой «общаге», а теперь живут в многоквартирном доме. Сейчас все общежития в Мурманске сменили свой статус. Казалось бы, это нововведение должно мурманчан радовать. 

 

Вместо птичьих прав они получили возможность стать, к примеру, собственниками и приватизировать свои комнаты. А люди говорят — в тюрьме условия лучше. На улице Миронова, 10 находится муниципальное общежитие, ныне жилой дом. Почему жильцы оттуда до сих пор не сбежали, выясняли Анастасия Рябых и Константин Кабанец.

 

Свет в конце тоннеля если и есть, то очень далеко. Так в общежитии на Миронова, 10 выглядят практически все этажи. Темень объясняется просто. Лампочки разбивают незваные гости. Молодёжь, облюбовавшая общежитие, называет его «пентагоном». Правда, что общего у здания Минобороны США и этого дома, непонятно. Разве что теракт. Громко, конечно, сказано, но благодаря подрастающему поколению общежитие выглядит, как после бомбёжки.

 

Марианна Моисеева: «Здесь постоянно вечером идёшь с работы, по колено шелухи от семечек, просто невозможно пройти. Я уже устала убирать. Вот надписи, мы уже пытались стирать, они тут же появляются, выбиты двери были на лоджию, там уже спали бомжи». 

 

Шелуха и надписи на стенах не самые страшные последствия молодёжных тусовок. Под «градусом» подростки и не на такое способны. 

 

Людмила Теремкова: «В шесть часов утра -  стуки, крики под дверью, я выхожу и спрашиваю -  что такое. А они мне — «Что тебе надо? Закрой дверь, заткнись». Мне уже один раз подожгли глазок, вообще ни за что. Мы только поменяли двери. Просто элементарно страшно выйти. Реакция милиции, такая же как и у пожарных. Сколько раз мы их вызывали. Они говорят — «Вы уже нас достали, сколько вы можете гореть, и всё такое». У нас милиция здесь чуть ли не живёт. Как вечер, так по три, по четыре машины».

 

Правоохранительные органы подростков не смущают. Казалось бы, новая пожарная сигнализация, а провода уже перерезаны, об изоляции и речи не идёт. Жильцам — страшно, коммунальщикам - не досуг. 

 

Раньше за порядок в доме отвечал вахтёр.  Лишних людей в общежитие после 11 вечера не пускали. Такой внутренний распорядок. Да и с почтой проблем не было. А сейчас всю документацию почтальон сваливает на стол на первом этаже. Половина писем и квитанций, разумеется, теряется. В управляющей компании «Гарант» молчат. 

 

Генеральный директор управляющей компании «Гарант» на рабочем месте появляется редко. По крайней мере, складывается такое ощущение. Сегодня на работе мы его снова не застали. Уже вечер, здесь он не появлялся с утра и своим сотрудникам запретил общаться с журналистами.

 

Как нам поведали работники компании «за кадром», общежитие на Миронова для них - тяжёлое бремя. Как практически весь жилфонд, которым управляет «Гарант». В нём сплошь «деревяшки». Дома разваливаются, но почтовые ящики в «общаге» компания всё же собирается установить в течение месяца. 

 

Тряпка на полу и ведро у квартиры Марианны стоят постоянно. Потолок мокрый. И это ещё оттепель в Мурманске не началась. Но до ремонта кровли, а также капитального ремонта,   «косметикой» общежитию уже не поможешь, дойдёт не скоро. Вопрос, говорят коммунальщики, надо решать сообща и на деньги жильцов. Правда, рассчитывает «Гарант» и на помощь городских властей. 

 

На этот вопрос ответ тоже есть. Банкротов в Мурманске много, а работают же, - ответили нам сотрудники «Гаранта». В общежитии на Миронова проживает больше шестисот человек. За комнаты люди платят по пять тысяч, как за однокомнатную квартиру. На этом сходство с многоквартирным домом заканчивается. И сбежать из «пентагона» некуда.

 

Общежитие на улице Миронова — муниципальное, то есть, принадлежит городу. Поэтому с просьбой помочь мурманчанам разобраться в их правах и обязанностях мы обратились в администрацию. Там обещали ситуацию с общежитиями прокомментировать. Но пока — тишина. 

 

 

Архив новостей

X