Северный Иерусалим или Заполярная Венеция?

На Соловецких островах пик туристического сезона. Тысячи туристов со всего мира любыми способами пытаются попасть туда - в место, которое часто называют главным духовным центром России, нашим Северным Иерусалимом.

 

На Соловецких островах пик туристического сезона. Тысячи туристов со всего мира любыми способами пытаются попасть туда - в место, которое часто называют главным духовным центром России, нашим Северным Иерусалимом.

Попасть сюда не так просто - небольшие катера,  которые ходят из Кеми и Беломорска, с трудом справляются с таким количеством паломников.

Путь на Соловки в течение всей истории освоения этого архипелага был один - морем, с Архангельского берега или с Карельского. Совсем недавно сюда стали летать самолеты, но таким образом путешествуют немногие - слишком дорого. Дешевле морем.

Маленький ржавый катерок, гордо носящий имя «Анна-Мария», переваливается с волны на волну - того гляди, зачерпнет воды. Особо штормит, когда катер выходит в открытое море.

Люди на Соловки едут разные - кто-то просто развлечься, кто посмотреть, что это такое.

Но в  последние годы много едет паломников. Они во все глаза высматривают, когда же горизонте появится  Северный Иерусалим. И вот спустя три часа качки  он предстает во всей красе - серые каменные стены, белые церкви,  золотые купола. Обитель смиренных и не очень смиренных монахов. Полтысячи лет сюда, на  край земли, шел православный люд.

По доброй воле - возводили монастырь, в кандалах сюда ссылали неугодных власти. И  все прошедшие века Соловки были и святой намоленной  землей, и в то же время страшной тюрьмой. Первое, что впечатляет всякого приезжающего на Соловки  - каменные стены Соловецкого кремля.

Внутрь монастыря вход свободный. Но съемка  разрешена только с благословения настоятеля. Его мы получили, более того, благочинный Соловецкого монастыря отец Ианнуарий согласился рассказать нам о тех трудностях, которые испытывают монахи. Главная, конечно, что пока монастырь не может принять всех паломников, желающих приехать сюда и пожить  несколько  дней.

Сегодня монастырь принимает 2 тысячи паломников, но не в день, а в год. Не все из них за все время паломничества выходят за кремлевские стены.

А  рядом - совсем другие Соловки.

Низами Гаджиев приехал на Соловки 40 лет назад - работал на стройке, подрабатывал в местном музее. Все эти годы он живет в доме с вывеской «Детский барак» - тут жили дети узников ГУЛАГа. Удивительно, но целый район Соловецкого поселка, примыкающего к монастырю, до сих практически не претерпел изменений, разве внутри старых тюремных бараков новые жильцы сделали небольшие перепланировки.

По территории монастыря разгуливает целое стадо коз, выпрашивающих у прохожих кусочек хлеба, и рогатые парнокопытные. Ни коз, ни коров никто не пасет, дорогу от своего двора до пастбища они знают отлично. А самая вкусная  трава растет прямо у стен  Кремля. Камни монастырской крепости поросли колокольчиками.

Последние пару лет монастырь оживает, и в недалеком будущем монахи хотели бы вообще стать полноправными его хозяевами. Споры - отдавать Соловки церкви или же оставить отчасти и светским памятником истории - сейчас идут в высоких столичных кабинетах.

Но чем бы этот спор не закончился, Соловки навсегда останутся  местом паломничества христиан.

Подробнее о том, как поехать на паломничество на Соловки, как себя вести в монастыре, что посмотреть в первую очередь, смотрите цикл сюжетов Сергея Юдкова "Соловецкие тайны" всю эту неделю в программе "Наше утро".

 

 

Новости наших партнёров

X