Краба много или его нет?

<p><strong style="text-align: justify;">Почему крабы оказались под запретом, сколько их в Баренцевом море и чем может навредить популяции прибрежный лов разбиралась наша съемочная группа</strong></p>

 

Почему крабы оказались под запретом, сколько их в Баренцевом море и чем может навредить популяции прибрежный лов разбиралась наша съемочная группа 

Когда-то Сергей Шаколин был любителем-краболовом. Покупал лицензию за 800 рублей. Потом решил организовать еще и бизнес по добыче этого деликатеса для мурманчан. Все сделал по закону - выиграл аукцион, приобрел специальное судно для прибрежного лова краба, собрал команду. 

 

Сергей Шаколин: «Полный трюм мы забивали и привозили по три тонны, пять за ходку. В течении трех дней. Если бы погода давала, мы вообще уложились на нашем объеме за полтора месяца». 

 

Теперь в море они не выходят уже почти три года. А все потому,  что столичные ученые пришли к выводу, что вылов камчатского краба промышленным или даже любительским способом может нанести серьезный урон популяции. И теперь краб под запретом. 

 

Анатолий Евенко, председатель ассоциации прибрежных рыбопромышленников: «Если вы знаете, была такая камчатская история на Камчатке, где браконьерским способом эта популяция сведена до минимума, то есть подорвали ее запасы, после этого начались исследования в Баренцевом море». 

 

По данным науки в нашем регионе имеется высокий прилов молоди и самок. В связи с этим в Минсельхозе ввели понятие ограничения добычи краба. Членистоногое растет слишком долго - 10 лет. Самка вынашивает икру около года, выживает только 5% мальков. Вся прибрежная зона,  а это 12 миль, считается родильным домом для крабовых особей.

 

Анатолий Евенко: «Они здесь все грамотно описывают, почему наложен мораторий. Читая это письмо, действительно, они правы. Но то, что сейчас творится - к нам капитаны приходят и заявляют запасы этого вселенца. Есть хорошие запасы».

 

Сергей Шаколин, рыбопромышленник: «Господа, ученые ПИНРО и ВНИРО мы приглашаем вас для проведения эксперимента ловушечным методом.  Опустим в Варангер-фьорде и посмотрим что мы там поймаем.  Если мы поймаем промыслового краба, тогда вопрос почему вы нам запрещаете его ловить. Если по вашему - молодь промысловой самки. Мы извинимся и будем ждать лучшей промысловой обстановки». 

 

Это видео снято 2011 года группой рыбаков, как доказательство, что в Баренцевом море краба очень много. Той весной экипаж вышел на промысел пинагора. Краб был в прилове. Теперь на вылов поставлен запрет. А значит, и на бизнес рыбаков. Мурманские чиновники знают об этой проблеме, поддерживают наших промысловиков, пишут свои письма в Москву. 

Андрей Алексеев, заместитель председателя комитета рыбохозяйственного комплекса Мурманской области: «О том, чтобы была им предоставлена возможность освоить свои квоты. Мы, конечно, поддерживаем такое предложение, соответствующие предложения, письма в адрес Минсельхоза и Росрыболовства». 

 

Будет ли кормить Сергей Шаколин мурманчан крабовым мясом или за камчатским вселенцем будут наблюдать только дайверы? А добывать - одна единственная компания? 

 

Кто в конце концов должен дать авторитетное заключение о количестве особей на дне Баренцева моря? Пока эти вопросы остаются без ответов - в соседней Норвегии добыча камчатского краба стала хорошим бизнесом и даже приманкой для туристов. 

 

 

 

 

Архив новостей

Новости наших партнёров

X