Где 200 лет назад на Кольской земле добывали жемчуг?

<p>От истории до современных дней. Судьба одного посёлка Мурманской области, о котором упоминалось в летописях 16-го века. Чем славилось это поселение, кто там жил и каким оно стало сейчас.</p>

От истории до современных дней. Судьба одного посёлка Мурманской области, о котором упоминалось в летописях 16-го века. Чем славилось это поселение, кто там жил и каким оно стало сейчас. 

Иван Герасимов и Борис Савельев прогулялись по его окрестностям и узнали интересные особенности о былой славе села Ёна.

Это маленькое, казалось бы, ничем не примечательное в нынешнее время село Ёна в Ковдорском районе. Несколько домиков в два-три этажа, заброшенная сельская техника советских времен. По улице гуляет местная ребятня. Взрослые занимаются своими делами - обсуждают наболевшие темы. Жизнь, можно сказать, идет своим чередом. А вот 200-300 лет назад здесь жизнь бурлила.

Очень, очень давно село Ёна была знаменита тем, что в местных водоемах жители добывали жемчуг, которым женщины украшали свои костюмы.

Олег Кадышев, местный житель: «Здесь? Да вы что? В первый раз слышу».

Первое упоминание лопарского Ёно-Бабинского погоста встречается в летописи 1574 года исследователя севера Василия Огалина. Он по приказу Ивана Грозного приезжал сюда изучать север. Позже наряду с большими посёлками рассказывается в писцовой книге Олая Мехалкова о жизни северных людей.

Елена Бисаева, главный хранитель фонда Ковдорского краеведческого музея: «Как таково, село Ёна образовалось в 1840 году из пришлых финнов и саамов Бабинского, упомянутого выше погоста. Собственно, это были женщины, которые за этих финнов выходили замуж».

Больше всего, вызывает вопросы: что же означает это необычное слово «ёна»?

Елена Бисаева, главный хранитель фонда Ковдорского краеведческого музея: «Тропа оленя - это с финского. А вот «ён» в переводе с саамского - это брусника. Или же жемчужина, есть такие мнения. Ибо, когда-то в реке Ёна добывался жемчуг. Между прочим, хорошего качества».

Олег Кадышев, местный житель: «Не знаю. Даже не скажу, где водоем этот находится. Все это ерунда какая-то. Я не слышал».

Олег Кадышев живет в поселке с самого детства. Его мама приехала сюда работать в колхоз и привезла с собой трехлетнего сына. Олег рассказывает, что раньше было хорошо, но теперь почти ничего и не осталось от былого благополучия.

Олег Кадышев, местный житель: «Все развалилось. Сколько лет то? Я уже не помню точно. Но в 95 году здесь еще хорошо было».

Еще в прошлом веке тут был колхоз. Финн Пено Эркович Тапио был его первым председателем, он организовал совместное хозяйство с оленеводами дальних погостов. Колхоз разрастался. Сюда в поселок переезжали люди, чтобы трудится на предприятии. Но в 90-ых все развалилось.

Теперь остались руины. В Ёне сейчас проживает около 300 человек и с каждым годом местных жителей становится все меньше.

Архив новостей

X