Специальный репортаж – в разведку с геологами

Геологи в эти выходные отметят свой профессиональный праздник. В Мурманской области люди этой профессии востребованы, в регионе работают несколько крупных промышленных предприятий, которые добывают полезные ископаемые. 

Геологи в эти выходные отметят свой профессиональный праздник. В Мурманской области люди этой профессии востребованы, в регионе работают несколько крупных промышленных предприятий, которые добывают полезные ископаемые. 

Съемочной группе ТВ-21 повезло - в канун праздника Эльвира Серга, Андрей Бричка и Павел Удалов сходили «в разведку» вместе со специалистами геологической службы Кольской ГМК. Смотрите наш специальный репортаж из недр земли.

Раннее утро. Заполярный. Кольская ГМК. Рудник «Северный». Наш путь сегодня лежит туда. Проведем один рабочий день вместе с геологами. Надеюсь, под землей нет такого сильного ветра!

В рудник не пустят, пока не пройдешь инструктаж по технике безопасности. Каждый, кто идет в гору, должен понимать, как организовано подземное производство, знать, как перемещаться под землей, уметь пользоваться средствами индивидуальной защиты. Полная экипировка - это защитный костюм, резиновые сапоги, каска, очки и обязательно, свет с батареей на 12 часов работы и «шахтный самоспасатель» - аппарат для защиты органов дыхания на случай нештатной ситуации.

А вот эта боевая машина доставит нас в недра земли. Нам предстоит проделать путь около 4 км и опуститься на 310 метров ниже уровня моря. Страшно. Но ведь другие люди как-то работают, значит и у нас получится.

«В разведку» идем с замначальника геологической службы Кольской ГМК Константином Коптевым. Здесь, на предприятии он уже 9й год. Родом из Твери. Сначала был просто геологом, потом участковым, потом геологом шахты, а сейчас в его подчинении больше 20 человек!

Константин Коптев, заместитель главного геолога геолого-маркшейдерского управления КГМК: «Оконтуривание рудного тела для дальнейшей его отработки, затем проходческие работы - проходится бумером, и после этого начинаются уже очистные работы добычи руды. Вот три основных критерия, зачем должен следить геолог».

Как ни странно, в шахте тепло и дышать совсем не трудно. Немного жутковато от того, что в подземном лабиринте темно, а местами дорога исчезает под водой. УАЗик со стороны, едет по огромной луже, но наш УАЗ легко форсирует препятствия.

Вдруг кажется, что дорога упирается в стену. Но нет, это всего лишь ленточные вентиляционные ворота, они берегут воздух под землей. Первая наша остановка у бурового станка.

Бурильщик заряжает устройство для отбора керновых проб из скважины. Это один из основных этапов в определении границ залегания рудного тела.

После того, как проведено разведочное бурение, приходят геологи. На соседней скважине нам удалось застать одного из них за работой. Наш земляк из Мончегорска, Никита Шпаков, только летом закончил институт. Всего 4 месяца на Кольской ГМК, но чувствуется, что свою работу любит и знает.

Никита Шпаков, геолог: «Мне важен только керн, вот посмотрите, это то, что получается в процессе бурения. Это руда, смотреть её правильно на скол. Делаем свежий скол - и смотрим. Блеск имеет - это сульфиды то, что нас интересует, наша руда».

Все полученные данные фиксируются в полевой книжке, для каждого горизонта она своя. Кроме того, на каждый разрез составляется отдельный локальный проект на бурение. С собой под землю берут не оригинал, а копию.

Никита Шпаков, геолог: «Вот это наша скважина показана - А мы стоим вот здесь сейчас? - Нет, вот мы, она показано красным, это ранее отбуренные скважины, ну они должны быть синими. Вот этот 21й разрез мы бурим. Это был план, а вот это вот разрез. Смотрим. Сейчас бурилась горизонтальная скважина, мы добурились до отметки вот бирочка есть 64,3 метра. А она по проекту 115 метров».

Всем пробам присваивают номера, составляют описания и затем весь отобранный материал отправляют для анализа в лабораторию, где химики определят процентное содержание никеля. А геологи дадут заключение - разрабатывать скважину или нет.

Константин Коптев, заместитель главного геолога геолого-маркшейдерского управления КГМК: «У нас бывают погрешности, но минимальные. Чаще всего совпадает, да? - Да, в основном совпадение 95%».

Когда геологическая сетка готова, к работе подключается технический отдел и начинается отработка блоков. Проще говоря - руду извлекают из шахты.

Гигантские машины едва умещаются в тесных тоннелях, и уж совсем удивительно, КАК им удается маневрировать с такой ювелирной точностью. Теперь уж совершенно ясно - мы в сердце горы!

Вот же говорят про геологов, что они романтики… Я не вижу здесь никакой романтики. Честно говоря, когда пошла «движуха», все эти гигантские машины начали туда-сюда сновать, УАЗик показался мне маленькой скорлупкой и вот оно где человека неподготовленного может охватить чувство паники. Но мы пока держимся. Пойдем дальше!

А вот и «бумер» - самоходная установка для бурения шпуров в горизонтальных и вертикальных плоскостях проходческих выработок.

Константин Коптев, заместитель главного геолога геолого-маркшейдерского управления КГМК: «Производит и крепления кровли под штанги крепления выработок, так же и на проходку выработок горизонтальных».

Сегодня «бумер» свою работу уже выполнил, теперь отдыхает. И нам пора на поверхность. Но прежде задаю главный вопрос, который волнует всех, кто ни разу не был в руднике под землей: верят ли геологи в приметы, не страшно ли им в темных лабиринтах, порой в одиночку, и без права на ошибку?

Путь наверх занимает еще около получаса. А в управлении, в просторном светлом кабинете геологической службы наш старый знакомый Никита Шпаков уже сидит над картами. И чертёжник, и художник, и горных дел мастер.

Никита Шпаков, геолог: «Самое главное для нас - после того, как мы провели опробование, взяли пробы, построить по этим пробам разрез».

Дмитрий Трусов, заместитель начальника технического отдела по перспективам развития рудника «Северный»: «Разведка нам дает данные, чтобы отрабатывать месторождение правильно по нужным нормативам. И в общем-то без геологической службы работа рудника просто бы встала».

Геологоразведка в Заполярном показала, что запасов никелевой руды в руднике «Северный» хватит надолго.

Константин Коптев, заместитель главного геолога геолого-маркшейдерского управления КГМК: «Я думаю, лет 20 еще поработаем, если не больше! Карьер Южный тоже планировалось начинать подземным способом, месторождение Спутник также собираются запускать, так что запасов нам хватит!»

И только на поверхности, в кабинете, геологи признались, что приметы у них в профессии все-таки есть.

Никита Шпаков, геолог: «Нельзя молоток потерять. Потерял молоток - плохая примета. Или забыл в шахте. Молоток всегда с собой!»

Что ж, лёгких маршрутов, богатых находок! С праздником!

Архив новостей

X