Искусство как профессия. Музей истории Кандалакши

Чем меньше музей, тем больше работы у его сотрудников. В музее истории города Кандалакша с этой теорией знакомы хорошо. Каждый здесь работает за двоих, за троих, а если очень надо – то и за шестерых сможет.

Чем меньше музей, тем больше работы у его сотрудников. В музее истории города Кандалакша с этой теорией знакомы хорошо. Каждый здесь работает за двоих, за троих, а если очень надо – то и за шестерых сможет.

Ирина Фёдорова, директор музея истории Кандалакши: «Штат маленький, сложновато. Сложновато тем, что очень хочется расширять культурное пространство города, очень хочется вовлекать большее количество населения, к приобщению к нашим имеющимся в музее ценностям».

В кандалакшском музее истории города нет десятка должностей. Основные и дополнительные обязанности между собой на данный момент делят 5 человек. Они успевают не только проводить мероприятия в самом музее, но и выходят за его пределы – проводят тематические уроки в школах, сами ищут новые исторические факты о родном крае и даже устраивают экскурсии по городу и его окрестностям.

Галина Лажиева, хранитель музея истории Кандалакши: «Загадка для учёных – когда, кем и для чего были сделаны лабиринты. Наши лабиринты относятся ко второму тысячелетию до нашей эры. Скорее всего, лабиринты – это культовое сооружение, на котором совершались какие-то обряды».

При этом текучки кадров в музее нет. Самый старейший сотрудник – Валентина Юшкова, работает в нём уже больше 40-ка лет. Почти 13 из них она руководила музеем, сейчас занимает должность методиста.

Валентина Юшкова, методист музея истории Кандалакши: «Помещение здесь было всегда вот. Именно Первомайская, 40, вот этот цокольный этаж. Помещение не менялось, может быть менялись экспозиции».

Кандалакшскому музею есть, чем гордиться. Некоторые исторические экспонаты можно увидеть только здесь. Например, продукция кандалакшского механического завода, который усиленно работал в годы Великой Отечественной войны – лопатки-миномёты, корпусы для мин, лодки-волокуши для транспортировки раненых.

Валентина Юшкова, методист музея истории Кандалакши: «Этот штурмовик нашли в 1970—е гг недалеко от Зареченска».

На самолёте Ил-2 свой последний полёт совершили лётчик Константин Котляревский и стрелок-радист Евгений Мухин. Спустя 3 десятка лет после окончания войны, когда штурмовик достали из болота, в кабине нашли останки стрелка-радиста, все номера на кузове и двигателе хорошо сохранились. Самолёт в качестве трофея забрал завод-изготовитель, его установили как памятник в Самаре.

Валентина Юшкова, методист музея истории Кандалакши: «У нас, в Кандалакше, были оставлены те части боевого Ила, которые не подлежали уже никакому восстановлению. Это лопасти винта и авиационная пушка, вот она тоже представлена в нашей экспозиции».

Зал с военной экспозицией работает в музее постоянно. Остальные выставки регулярно меняются и обновляются с помощью талантливых и увлечённых жителей города.

Ирина Фёдорова, директор музея истории Кандалакши: «Мне кажется, работа музейного работника – она не должна восприниматься как какой-то архаизм, там, хранитель старины. Она, наоборот, должна восприниматься как какая-то серединка между прошлым и будущим».

Проходят в музее и творческие мастер-классы, поучаствовать в которых может любой желающий. Глядя на список мероприятий, трудно поверить, что всю эту работу делают всего несколько человек.

Новости наших партнёров

X