Мурманский вокзал получает «двойку». Может ли инвалид без посторонней помощи попасть на перрон?

Через что придется пройти инвалиду-колясочнику, чтобы сесть на поезд? Через огонь, воду и медные трубы - таким впечатлением после съемок поделился с нами герой следующего сюжета. Вместе с ним, активистами общероссийского народного фронта и экспертом по «доступной среде» наши журналисты отправились проверить, удобен ли для маломобильных пассажиров мурманский ЖД вокзал.

Через что придется пройти инвалиду-колясочнику, чтобы сесть на поезд? Через огонь, воду и медные трубы - таким впечатлением после съемок поделился с нами герой следующего сюжета. Вместе с ним, активистами общероссийского народного фронта и экспертом по «доступной среде» наши журналисты отправились проверить, удобен ли для маломобильных пассажиров мурманский ЖД вокзал.

Знакомьтесь - герой нашего сюжета Виктор Клишин. Его сегодня сопровождает эксперт по «доступной среде» Олег Беликов. Купить билет на поезд им удается без проблем. Для таких как Виктор на вокзале предусмотрено специальное окошко.

Нина Матюх, кассир: «Это касса именно для маломобильных и часто обращаются, почти каждый день».

Рядом с кассой - специальный зал ожидания. И тут начинаются первые проблемы. Однако дверь туда…

И это - только начало. Что делать, если вдруг захотелось в туалет? Не беда! Лестница туда снабжена автоматическим подъемником. Однако Виктор смотрит на него с замешательством. Он знает, насколько этот аппарат медленный. И если дело не требует отлагательств - пиши пропало. К тому же, подъемник сотрудникам вокзала запустить не удалось.

Олег Беликов, эксперт по «доступной среде» общественной организации «Ковчег»: «Не работает площадка. Я правильно понимаю? - Нет, она работает! - Ну, продемонстрируйте тогда! - Не знаю, может, батарейки сели… - Ну, мы не можем, получается, сейчас ей воспользоваться, я правильно понимаю?»

Впрочем, как выяснилось, в этом подъемнике и смысла-то особо нет. Почему? Да потому что сходить в туалет на мурманском вокзале инвалиду просто некуда.

В дирекции вокзала обо всех проблемах знают. Здание старое, советское, многоуровневое. А словосочетание «доступная среда» во время его постройки, кажется, еще не придумали. Не все лестницы получается приспособить. Да и денег на это не всегда хватает.

Александр Метёлкин, начальник Мурманского железнодорожного вокзала: «Естественно, мы не отказываемся от того, что мы должны и обязаны делать. Но единственной головной болью для нас сейчас является вторая платформа. Первая платформа оснащена пандусами, об этом люди знают. Поэтому, когда приходит состав, мы всегда просим ставить у первой платформы. И с северной части даже без нашей помощи они могут через пандус попасть».

Что-ж, проверим. Пандус на платформу есть, да вот только очень далеко. Преодолеть весь путь самостоятельно инвалид-колясочник не сможет.

Дальше - путь через автовокзал и соседние дворы. Мы недоумеваем - неужели это и есть самый короткий путь на платформу?

Олег Беликов, эксперт по «доступной среде» общественной организации «Ковчег»: «Я вам так скажу: он единственный. Длинный, или короткий, вы все равно не сможете на первую платформу попасть каким-либо другим способом. Если вы колясочник. Первый критерий - путь должен быть безопасный. - А на вторую платформу только с помощью сотрудников вокзала? - Да, к сожалению, на сегодняшний день именно так».

Ну вот мы и попали на первый путь мурманского вокзала. По окончании путешествия просим Виктора дать оценку по десятибальной шкале.

Виктор Клишин: «Два. - А почему такая оценка? - Потому что, как вы видите, самому мне не справиться. Я не смогу, допустим, в тот же туалет попасть, или на платформу. Я за короткую прогулку тут насчитал, наверное, пять моментов, когда мне уже бы стоило попросить незнакомого человека о помощи».

Все недочеты и неудобства активисты народного фронта записали. По итогам мониторинга они будут составлять обращения во всевозможные инстанции, чтобы как-то исправить ситуацию.

Архив новостей

Новости наших партнёров

X