Недосчет в строю: куда и зачем бегут воспитанники Мончегорского спецучилища?

Почему бегут воспитанники мончегорского спецучилища закрытого типа - за последние три года они совершили больше 80 побегов. Комиссия по делам несовершеннолетних винит во всем бездействие администрации. В стране всего 21 такое учреждение — подростки от 11 до 18 лет попадают туда по решению суда из Магадана, Калининграда, Тюмени. Чем дальше от дома,тем лучше.

Почему бегут воспитанники мончегорского спецучилища закрытого типа за последние три года они совершили больше 80 побегов. Комиссия по делам несовершеннолетних винит во всем бездействие администрации. В стране всего 21 такое учреждение — подростки от 11 до 18 лет попадают туда по решению суда из Магадана, Калининграда, Тюмени. Чем дальше от дома,тем лучше.

Считаться этим мальчишкам приходится часто — раз по десять на дню и по любому поводу. Вот, к примеру, как сейчас, перед тем как выйти во двор. На улице — еще один расчет, но уже на первый-второй, 13 — число нечетное, и полузащитником одной команды становится тренер — Андрей Николаевич, не просить же выйти на поле режимника, который на пару с видеокамерой наблюдает за ходом игры воспитанников спецучилища.

Сейчас в коридорах пусто, идут занятия, на стенах расписание уроков, гимн РФ, портрет Президента – словом, обстановка точно такая же, как и в обычной школе или училище, с единственным отличием – в конце коридора за порядком следит дежурный по режиму.
Запачканная краской спецовка и профессиональный головной убор каждого маляра — пилотка из газеты. Прямо на лестнице идет занятие по профподготовке — и наглядно, и для училища польза.

Сергей в Мончегорское учреждение попал на три года. В училище считается ветераном. Бегал на волю при каждом удобном случае. Первый раз гулял 20 дней, потом поймали. Через пару месяцев опять рванул на волю. И так за пять раз.

Мурманск. Заседание комиссии по делам несовершеннолетних. Прокуратура отчитывается о проверке. Нарушений много, внезапных проверок мало, режим — недостаточно строгий. Бежать хоть раз пытался практически каждый воспитанник спецучилища. Проверяющие так и не смогли взять в толк, почему — есть и теннис, и бильярд, и свободное время, и выходы в город. Но воспитанники продолжают прыгать в окна, сигать через забор и перепиливать решетки.

Камер видеонаблюдения, по мнению комиссии, мало, и три режимника за всеми не уследят.

16-летний Семен проходит программу третьего класса — когда почти год назад попал в училище, едва мог написать свое имя. Учительнице Вере Павловне приходилось оставаться после уроков, давать дополнительные задания — говорит, Семену нравится учится. Но в первые же месяцы он тоже убегал.

Пока Семён рисует, беглец Сергей кладет последний слой краски, осталось немного — только плинтусы. Осваивает профессию маляра, корочку сварщика уже получил. Из последнего побега он вернулся сам — погулял пару часов по городу и пошел в училище — решил не подставлять воспитателя.

Каждое личное дело пестрит статьями, приводами, характеристиками. Директор анкеты изучить обязан — таков порядок, воспитатели и учителя их чаще всего не читают, важна не анкета, а человек. После выпуска 75 процентов ребят возвращаются домой и устраиваются на работу.

Атака на ворота завершилась голом, но тренер недоволен — игра разваливается, каждый сам за себя.

Играть в пас ребятам удается с трудом, и помеха не только тяжелые тулупы и строительные подшлемники — они не привыкли доверять, им еще многому надо научиться. Комиссия рекомендовала усилить режим, поставить дополнительные камеры и чаще проводить внезапные проверки. Дети об этом ещё не знают . Для них главное что сейчас — игра удалась, счет 2:2.

Архив новостей

Новости наших партнёров

X