На ребенка денег нет, а на выпивку хватает

<p><span style="text-align: justify;">Бросают родных детей и не желают переводить алименты. В гости к злостным неплательщикам приставы ходят с завидной регулярностью. Правда, таким визитерам безответственные родители обычно не очень-то рады.</span></p>

Бросают родных детей и не желают переводить алименты. В гости к злостным неплательщикам приставы ходят с завидной регулярностью. Правда, таким визитерам безответственные родители обычно не очень-то рады. 

Работы нет, здоровье подводит, документы утеряны - отцы и матери придумывают тысячу оправданий, лишь бы не устраиваться на работу и не платить деньги. Впрочем, на крепкие напитки заначка всегда находится. Репортаж Натальи Алексенко.

Несколько раз в неделю ранним утром или вечером уже в нерабочее время судебные приставы отправляются в рейды искать должников-алиментщиков, которые месяцами и годами не платят деньги на содержание своих несовершеннолетних детей.

Также среди должников взрослые сыновья и дочери, которые по решению суда обязаны помогать своим престарелым родителям, но не делают этого. Сейчас только в Первомайском округе, по данным приставов, 1652 человека, уклоняющихся от уплаты алиментов.

В дом номер сорок на улице Новосельской приставы приходят уже не в первый раз. Живет здесь Галина Кузнецова. От своего сына она отказалась еще в роддоме. С тех прошло пять лет.

Все это время ребенок живет в оленегорском интернате. А женщина за все годы так ни разу не попыталась с ним встретиться и не перевела на его содержание ни копейки. Сейчас ее долг более четырехсот тысяч рублей.

Галина Кузнецова: «Есть у вас какое-то желание переводить деньги ребенку? - Есть, но я не знаю, куда переводить и как переводить».

Трясущейся рукой Галина с трудом заполняет документы. Свою подпись с горем пополам поставила. А вот вспомнить дату рождения сына так и не смогла. Записала под диктовку приставов. Галина говорит - официально она нигде не работает. Живет практически впроголодь. При этом, периодически выпивает.

Галина Кузнецова: «По контейнерам лазаю и на базу овощную хожу, подрабатываю».

На вопрос, почему бросила ребенка, Галина отвечает, мол, нечего делать малышу в таких некомфортных условиях.

Екатерина Рослякова, судебный пристав-исполнитель: «На сегодняшний момент мы провели проверку имущественного положения, установили, что имущества, подлежащего описи и аресту, нет. Также мы ее предупредили в очередной раз об уголовной ответственности. Будет нарабатываться материал для привлечения к уголовной ответственности. То есть, она может отправиться в колонию? Может».

Перспектива оказаться за решеткой Галину, конечно, пугает. Но при этом не является достаточным стимулом устроиться на работу и начать рассчитываться с долгами.

Во время таких рейдов застать дома приставам удается далеко не всех алиментщиков. Кто-то, заняв глухую оборону, просто не открывает дверь, кто-то переезжает, не сообщив об этом. В деревянную двухэтажку на улице Первомайской приставы пришли в надежде застать женщину, которая благополучно забыла о том, что нужно переводить ребенку деньги.

Правда, в квартире сотрудники встречают только ее бывшего кавалера. Говорит, расстались, характерами не сошлись, а бывшая возлюбленная теперь живет в Ленинском округе. Где конкретно - он не в курсе.

Евгений Кожевников: «А почему она не платила? А я откуда знаю? Работы пока нет. Она работала, сейчас уволили».

Только в мае женщина освободилась из колонии-поселения, где отбывала наказание за неуплату алиментов. На учет в центр занятости за несколько месяцев она так и не встала. Телефонные звонки приставов игнорирует. И рискует вновь отправиться в места не столь отдаленные.

X