Заставить мучиться во благо

В Норвегии разгорелся скандал с участием россиянки, у которой отняли детей. Ирину Бергсет обвиняют в незаконном вывозе собственного сына из Северного Королевства

В Норвегии разгорелся скандал с участием россиянки, у которой отняли детей. Ирину Бергсет обвиняют в незаконном вывозе собственного сына из Северного Королевства. Органы опеки после развода Ирины с мужем-норвежцем отдали мальчика отцу. По словам россиянки, 4-летний Миша постоянно подвергается сексуальному насилию.

В поддержку россиянки выступил уполномоченный при Президенте России по правам ребенка Павел Астахов. Он отметил, что консульские и дипломатические учреждения России готовы оказать необходимую помощь Бергсет и её детям.
 
В нашу редакцию обратились россиянки, которые лишились своих детей в Норвегии. Они утверждают, что проблема намного больше и страшнее, чем в любом выпуске новостей. Остаться без ребенка в этой стране не просто, а очень просто. Достаточно звонка соседа по дому. А вот кто защитит права матери?

Шестилетний Ваня видит свою маму 2 часа — раз в две недели. Татьяна Биткина была на работе, когда несколько месяцев назад сотрудники службы опеки забрали ее сына прямо из дома.

- Сынишка спрашивал: «Мама, когда же ты меня заберешь?». Я пробовала ему что-то объяснить, но присутствующие работники опеки требовали, чтобы я не смела говорить на взрослые темы с маленьким ребенком и что если я попытаюсь самостоятельно что-то объяснить, то встречи будут прекращены, - говорит Татьяна.

Татьяна когда-то жила в Североморске, а сегодня в норвежской области Норд Тронделаг. С ней мы связались по скайпу. Несчастная мать рассказывает — она имела неосторожность отказаться от назначенной психиатрии для своего сына. Мальчик себя плохо вел в детском саду. У нас бы сказали — паясничал. Семье назначили социальных консультантов. А когда соцработники узнали, что Татьяна хочет везти сына к бабушке с дедушкой в Белоруссию, в отпуск, решили, что она крадет ребенка из страны. Ваню забрали и поместили в приемную семью.

Тихий приграничный городок Киркенес. Здесь как нигде  много интернациональных пар. У Натальи Михайленко-Хиванд двое детей. Больше 10 лет живет в Норвегии и знает, как работает система ювенальной юстиции.

Комитет по защите прав детей  или иначе — Barnevern — со всей серьезностью разбирает все обращения. Эта организация имеет широкие полномочия. Основанием для того, чтобы забрать ребёнка от родителей может быть мнение одного человека – от классного руководителя, врача, воспитателя до случайного человека. Сотрудники Barnevern могут забрать ребенка из семьи, руководствуясь принципом — так будет лучше для него.
 
Норвежский закон защищает любого ребенка любой страны - не важно его происхождение. Главное - до тех пор, пока не оперится, так сказать, не встанет на крыло. Ну, а в какой семье он будет это делать, совершенно неважно - в родной или приемной.

Мурманчанка Ирина Нюланд лишена права воспитывать своего маленького сына Адама. Он ее первый и долгожданный ребенок. Адаму всего 22 месяца, но маму он может видеть 4 раза в год. Так распорядились органы опеки Северного Королевства. Ирину обвинили в неадекватности и отсутствии материнского инстинкта. Чтобы доказать — она лучшая мать для своего сына, женщина решила пройти все возможные инстанции.

Она говорит - горе,  постигшее ее семью — это трагедия уже не личная, и предостерегает — лишиться ребенка в Норвегии может каждый.

- Если привести пример, то в Финляндии в прошлом  году на 5 млн. населения приходится 15 тысяч изъятых детей в год, а в Норвегии на 5 млн. населения - 40 тысяч,
- поясняет Ирина.

По мнению уполномоченного по правам ребенка в Мурманской области Бориса Когана — несовершенна сама ювинальная юстиция Норвегии. В деле Ирины удалось добиться положительного результата. После переговоров с норвежскими специалистами удалось договориться  - они заново рассмотрят ее проблему.

- Я не увидел в действиях норвежской стороны равнодушия и безразличия, я увидел то же самое, что и у нас, заинтересованность, участие, но просто мы смотрим на некоторые вещи по-разному. Я подчеркиваю - это должны учитывать все российские мамы, не давать повода, - говорит Борис Коган, уполномоченный по правам ребенка в Мурманской области

Как этот наказ выполнить на практике — большой вопрос. Согласно данным центрального статистического бюро, в Норвегии общее количество обращений по вопросам защиты прав детей в службу Barnevern составило 50 тысяч случаев в течение 2010 года.

- Очень много даже норвежских семей находится в аналогичных ситуациях, и какой-либо прогноз здесь очень сложно сделать. Например, в прошлом году имел место случай, когда ребенок был изъят службами по защите прав ребенка из смешанной российско-финской семьи, которая была неблагополучной с точки зрения  норвежского закона и  примерно полгода ребенок находился под надзором, но потом он был возвращен в семью, - рассказывает Игорь Лапицкий, третий секретарь Генерального консульства России в Киркенесе

За помощью — защитить их материнские права на родине обратились четыре наши землячки. Но истинные цифры, сколько мам лишились своих детей в Норвегии, конечно, в разы больше. Многие родители просто боятся просить о помощи, предавать эти случаи огласке в прессе, предполагая, что их вовсе лишат свиданий с ребенком. Пусть и два раза в год.

ТВ-21 обратилось в Генеральное Консульство королевства Норвегии в Мурманске с просьбой пояснить позицию чиновников соседней страны по ситуации, сложившейся в отношении Ирины Нюлунд. Как нам ответил генеральный Консул Ион Эльведал Фредриксен, "норвежские власти принципиально не комментируют подобного рода дела, связанные с детьми, так как этими вопросами занимаются исключительно органы опеки".

Архив новостей

X