Принудительное лечение, со свободным перемещением

<p>В Мурманске женщина с диагнозом туберкулёз ушла из диспансера в сильный мороз и замёрзла до критического состояния.&nbsp;</p>

Принудительное лечение, со свободным перемещением. В Мурманске женщина с диагнозом туберкулёз ушла из диспансера в сильный мороз и замёрзла до критического состояния. 

Родственники винят врачей в недосмотре, медики разводят руками - держать взаперти пациентов они не могут по закону. В непростом назначении принудительно-добровольного лечения разбирались Татьяна Юлусова, Андрей Бричка и Сергей Ломако.

Без слёз говорить о том, что родная мама при смерти Елена Проявина не может. Уже четыре дня Светлана Михайловна лежит в реанимации. Но до этого несколько месяцев с диагнозом туберкулёз она находилась на лечении в областном диспансере.

Параллельно женщина принимала препараты химиотерапии. По словам родственников, они сильно повлияли на её сознание. В один из дней женщина вышла из лечебного корпуса и не вернулась.

Елена Проявина, дочь пострадавшей: «Мы её не бросили, мы ей помогали. Родственники, сёстры, мы постоянно приезжали к ней в больницу. Не дадут соврать врачи - у неё всё было. Просто она не питалась, но у неё всё было. За ней был уход, мы ей вещи приносили. Это же мама, родной человек. Она лежала там и мы были спокойны, под наблюдением врачей. Мы никак не могли подумать, что такая беда может постучаться в наш дом, находясь в больнице на лечении».

Областной противотуберкулёзный диспансер рассчитан на 92 места, сейчас здесь находится 88 пациентов. Они могут провести здесь месяц, два или больше года. Учитывая круглосуточный режим лечения, по графику предусмотрены и прогулки на свежем воздухе.

Светлана Преснова, главный врач мурманского областного противотуберкулёзного диспансера: «Да, у больных имеется своя одежда, чтобы они выходили на улицу и отдыхали. Ходили вокруг учреждения, у нас практически парковая зона, которая в очень хорошем состоянии. И больным, страдающим любыми лёгочными заболеваниями необходимы прогулки».

Территория новых корпусов ограждена, ведётся видеонаблюдения. Но это учреждение не закрытого типа. В нашей стране принудительное лечение действует только в местах заключения. Удерживать пациентов внутри и запрещать дышать свежим воздухом по закону медики не могут.

Надев куртку и сапоги, Светлана Михайловна вышла на прогулку. А спустя несколько часов её нашли в двух остановках от улицы Лобова, где находится диспансер, в тяжелейшем состоянии.

Здесь, в подъезде одного из домов на улице Нахимова, по словам родственников, и была найдена Светлана Михайловна Проявина. В два часа дня дочки женщины созванивались, затем мама не выходила на связь. Спустя 6 часов дочерям всё-таки удалось дозвониться, но на телефонный звонок ответила бригада скорой помощи и сообщила, что с обморожением рук и ног они везут женщину в больницу.

С тяжелейшим обморожением, без сознания, сейчас она лежит в реанимации Севрыбы. Сделать ампутацию врачи не могут, пока нельзя вводить наркоз, родственников к ней не пускают.

Елена Проявина, дочь пострадавшей: «В любой момент у неё может начаться абсцесс и она умрёт. Ей не могут провести операцию и ампутировать руки, потому - что она всё чувствует, сердце не выдержит сразу».

Анатолий Проявин, муж пострадавшей: «Вообще вопиющий случай! У неё обожжены ноги, сломана ключица, вывихи, руки обморожены. Нужно делать ампутацию».

Сейчас родственники надеются на чудо и верят, что Светлана выйдет из реанимации и врачи успеют ей сделать операцию.

А о бесконтрольном отношении к пациентам в тубдиспансере муж Светланы Михайловны уже сообщил в министерство здравоохранения, губернатору Мурманской области и прокуратуру.

Архив новостей

Новости наших партнёров

X