«За решёткой» тоже есть свои развлечения

<p>Эти люди разводят рыбок и рисуют картины, покупают породистых котов и устанавливают плазменные панели над койками, пишут стихи и ходят в церковь.</p>

Эти люди разводят рыбок и рисуют картины, покупают породистых котов и устанавливают плазменные панели над койками, пишут стихи и ходят в церковь. Они отличаются от жителей Мурманской области тем, что у каждого из них есть история преступления, доказанная в суде, они ограничены в правах и не имеют возможности покинуть место заключения.

Участники Общественного совета при Управлении федеральной службы исполнения наказаний узнали, в чем ищут утешение осуждённые в исправительной колонии № 18.

Колония – неуютное место. Члены общественного совета быстро пересекают площадь перед зданием больницы УФСИН. Здесь проводят хирургические операции и лечат от туберкулеза.

Строгий режим. Местные обитатели отсиживают большие сроки по серьезным статьям: убийство, тяжкие телесные повреждения, торговля наркотиками. Это свой мир, где регламентировано всё -  от сна до приема пищи. Осуждённый Анатолий зачитывает сегодняшнее меню.

Анатолий, шеф-повар столовой: «Норма – картофельное пюре, свекольник с мясом, картофель тушеный и овсяная каша с мясом».

Хлеб пекут в самой колонии, здесь же делают и макароны. Для тех, кому требуются особые блюда – свое меню. Детическое питание – пшенная каша. Вполне съедобно.

Этот корпус для тех, кто живет на зоне без замечаний. Начальство разрешает колонистам с согласия соседей по заключению заводить себе четвероногих друзей. Обитатель этой комнаты сидит уже 16 лет. Почти год коротает с ним срок серый британец – Марсель.

Своими увлечениями делятся охотно, а вот лиц показывать не разрешают.

У здешних осужденных есть послабления, они пытаются создать подобие домашнего уюта – в комнатах телевизоры, картины, даже личные библиотеки. Названия произведений за решеткой наполняются особым смыслом: «Архипелаг Гулаг», «Хождение по мукам», и неизменная Библия.

Для некоторых путь к исправлению начинается с дороги, которая ведет в храм. Православная церковь «Святых апостолов Петра и Павла» построена в самом центре колонии.

Вадим Шпаков, церковный староста: «Святые апостолы Пётр и Павел сами сидели в темницах не раз. Мы знаем по истории церкви. По житиям их. И они покровители осужденных».

Как строился храм, Вадим Шпаков знает не понаслышке. В начале двухтысячных он как раз и начал отбывать свой срок. Деньги собирали заключенные. И поднимали стены сами. Все внутренне убранство церкви сделано руками осужденных.

Вадим Шпаков, церковный староста: «Без храма здесь было как-то тоскливо. Ну, место такое. Сами понимаете, колония, строгий режим».  

Колония в Мурмашах была образована в апреле 1953 года. В истории службы исполнения наказаний это было памятное время. Амнистия от 27 марта освободила сотни уголовников.

На этом факте основаны события знаменитого фильма «Холодное лето пятьдесят третьего».

Криминальная банда нападает на маленький таёжный поселок, где им противостоят двое бывших «врагов народа».

Широкую амнистию уголовные элементы ждут и сейчас к юбилею Победы. Но, кто будет помилован и случится ли вообще этот акт милосердия, пока тайна за семью печатями.

Новости наших партнёров

X