Кто утопил «Кольскую»?

<p>Первомайский суд Мурманска сегодня приступил к рассмотрению уголовного дела о крушении буровой платформы &laquo;Кольская&raquo; в Охотском море в декабре 2011 года.</p>

Первомайский суд Мурманска сегодня приступил к рассмотрению уголовного дела о крушении буровой платформы «Кольская» в Охотском море в декабре 2011 года. В отличие от предварительных слушаний, заседание прошло в открытом режиме. Потерпевшие считают, что на скамье подсудимых вовсе не те люди, которые виновны в гибели полусотни человек. Кроме того, в уголовном деле родственники нашли фальшивые документы и поддельные подписи. Наталья Алексеенко и Сергей Ломако побывали в суде.

В зале заседаний журналистов едва ли не больше, чем участников процесса. Впрочем, против присутствия СМИ никто не возражает. Потерпевшие хотят, чтобы эта история получила как можно более широкий общественный резонанс. По мнению родственников погибших и без вести пропавших моряков, в деле о крушении буровой платформы «Кольская» слишком много странностей и нестыковок. На скамье подсудимых оказались два человека - исполняющий обязанности главного инженера Леонид Бордзиловский и исполняющий обязанности заместителя гендиректора компании по безопасности мореплавания Борис Лихван. Ни один, ни второй свою вину не признают. Да и потерпевшие считают, что их просто сделали крайними. А отвечать за гибель полусотни моряков должны другие люди.

Наталья Дмитриева, дочь погибшего капитана Михаила Терсина: «Ространснадзор назвал виновных. В числе первых возглавляет этот список Мелихов Юрий Станиславович. За ним следует его первая правая рука - начальник флота Васецкий, который отвечал за это, эти два человека ставили подписи под всеми приказами, назначали буксировку, а сами слиняли, не захотели отвечать за это, и их нет здесь. Поражает просто это».

Напомним, нефтяная платформа «Кольская» перевернулась и затонула в Охотском море 18 декабря 2011 года. Случилось это во время ее буксировки к Сахалину. Операция проходила в сильный шторм. Во время катастрофы на платформе находились 67 человек. 14 из них спаслись.

53 - погибли и пропали без вести. Родной младший брат Натальи Панкратовой Андрей Дмитриев до сих пор в числе пропавших. Ему было всего 25 лет.

Наталья Панкратова, сестра помощника бурильщика, Андрея Дмитриева: «Он был молод, он только устроился на работу только после института. Конечно, он хотел закрепиться и сильно не жаловался. Он работал. Для нашей семьи это, может быть, даже легче, что брат числится пропавшим без вести, что мы не видели тела и не видели самого факта смерти».

Наталья, как и другие потерпевшие, не винит в гибели брата тех, кто сегодня в статусе подсудимых. Говорит - они просто выполняли распоряжения начальства. А теперь вернемся к странностям в деле о крушении буровой. Несколько дней назад в Первомайском суде Мурманска прошло предварительное слушание. Наталья Дмитриева утверждает - вместе с другими родственниками они обнаружили подлог в материалах уголовного дела.

Наталья Дмитриева, дочь погибшего капитана Михаила Терсина: «Мы все подписывали по одной странице ознакомления с материалами уголовного дела, а были добавлены другие страницы, на которых нет наших подписей. А у Дмитрия Свистунова оказалось, он заявляет, что его подпись поддельная. И мы не обнаружили некоторых документов, например, классификация «Кольской» на 80 листах - её нет теперь в деле, хотя она находилась в пятом томе. Мы теперь в суде знакомимся с новыми материалами уголовного дела, разве такое законно? Такое возможно?»

Все ходатайства потерпевших о возврате дела на доследование были отклонены. Адвокат Александр Ляшенко считает, что следствие проведено неполно и необъективно.

Александр Ляшенко, адвокат потерпевших: «Согласно УПК мы не имеем права обжаловать решение судьи об отказе в удовлетворении ходатайства и назначении основного судебного заседания. Мы будем дальше продолжать пытаться доказать судье, что и ей будет сложно в этом разобраться, дело очень сырое. Как она будет выносить приговор? Я не судья. Но будет ей очень сложно».

Статья, которую инкриминируют Лихвану и Бордзиловскому, предусматривает максимальное наказание 7 лет лишения свободы. Родные погибших моряков сдаваться не собираются. Заявляют, что будут обращаться в Генпрокуратуру и к президенту Путину.

Архив новостей

X